Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Россияне тоскуют по СССР Печать
17.02.2016 г.
Вассерман: Неудивительно, что выход из нынешней депрессии люди видят в обращении к советскому прошлому

Изображение - savepic.ru — сервис хранения изображений

Результаты исследования «Левада-центра» показали, что за минувший год уровень депрессии у россиян достиг максимума за все время проведения опросов. Кстати, последний схожий уровень депрессивности был зафиксирован в 2009 г., такой пик отмечался и в 1999 г.
При этом в особо тяжкие моменты, как отмечает «Левада-центр», россияне указывают на чувство проигрыша от перестройки, от развала СССР и от либеральных реформ. Россияне в эти периоды не верят, что Россия — европейская страна, но очень симпатизируют советской политической системе. За прошедший год снизилась поддержка западной модели демократии и текущей политической системы.
Либеральная пропаганда, активно работающая в стране с середины 1980-х и по сей день, активно убеждает нас, что с развалом СССР и приходом рынка, свободы и демократии стало все намного лучше, чем было.
Салют олигархов в честь спасителя Ельцина выражает восторг от резко подскочившего благосостояния россиян и стабильности жизни.
Однако, итоги исследования «Левада-центра» говорят об обратном — в трудные времена для подавляющего числа россиян вспоминаются «почему-то» не ельцинские «лихие», а советский период. Своим экспертным мнением о том, что хорошего вспоминают из советской эпохи россияне, и будет ли что хорошего вспомнить из новейшей истории, поделился с Накануне. RU политический консультант Анатолий Вассерман:
— Мне кажется, что данное сообщение «Левада-центра» внутренне противоречиво, поскольку симпатия к советской системе трудно совмещается с депрессией. Советское время было очень оптимистичным, и, соответственно, если действительно совпадают показатели, что растет и депрессия, и симпатия к советской системе — это только означает, что выход из депрессии люди видят в возвращении к советской системе.
Причем сама эта система далеко не однородна. В советское время вообще менялось очень многое и очень быстро.
Скажем, те три десятилетия, которые мы привыкли называть сталинской эпохой, включают в себя, по крайней мере, четыре совершенно разных типа хозяйственного устройства.
Причем, сам Иосиф Виссарионович Джугашвили был реально первым лицом советской системы лишь в половине из этих 30 лет.
Советская же эпоха в целом — и подавно чрезвычайно неоднородна и переменчива. Понятно, что те, кто сейчас надеются на ее возвращение, надеются не воспроизвести в точности какой-то из периодов советской эпохи, а воспользоваться ее опытом, согласуя этот опыт с нынешними обстоятельствами. И с моей точки зрения, такое желание разумно, поскольку сейчас в очередной раз сбываются прогнозы Маркса, Ульянова и того же Джугашвили, сделанные на основании громадного материала наблюдений за разными вариантами рыночного устройства мира. В очередной раз доказано, что рынок сам по себе — система принципиально неустойчивая, и что рынок так или иначе всегда будет порождать спады и кризисы, а спады и кризисы будут, в свою очередь, порождать массовую депрессию.
Поэтому если в более-менее благополучные времена еще можно добиться того, чтобы люди надеялись на лучшее в рамках чистого рынка без планового хозяйствования, то на спаде естественным образом возрождается интерес к советскому опыту.
В полной мере к плановому хозяйствованию, вовсе без элементов рынка, можно будет перейти только к середине следующего десятилетия. Почему так — сказано во многих моих статьях, выходивших в разных изданиях, а в мае 2014 г. изданных в сборнике «Чем социализм лучше капитализма».
В советское время, на самом деле, так или иначе, сочетались элементы рыночного и планового хозяйствования. Более того, попытка Хрущева полностью отказаться от элементов рынка и перейти к чистому планированию породила очень серьезный хозяйственный кризис, в полной мере так и не преодоленный в советское время, потому что природа этого кризиса была тогда, к сожалению, неясна. Дело в том, что математические исследования, вскрывшие суть возникших тогда проблем, были доведены до конца лишь существенно позже. Но во всяком случае то, что для выхода из кризиса нам надо усилить роль планирования и вывести из экономического блока правительства всех, кто не умеет работать с планированием — это вполне очевидно. И даже если люди, опрошенные «Левада-центром», не могут это сформулировать, поскольку они, естественно, в большинстве своем с этими исследованиями незнакомы, то, по крайней мере, они это ощущают.
Неудивительно, что людям сложно вспомнить положительное о 90-х. В 90-е годы уровень жизни на всем постсоветском пространстве резко упал, хотя были, конечно, люди, чей личный уровень жизни тогда поднялся, но поднялся он тогда благодаря тому, что имущество, накопленное в советскую эпоху и в той или иной форме принадлежащее всем, было сосредоточено в руках сравнительно немногих. Вот этим немногим и было хорошо. Вот эти немногие так или иначе связаны с либеральной пропагандой, кое-кто из них даже оплачивает ее. Поэтому основная масса граждан вспоминает 90-е именно как «лихие», как время беспредела и кошмара, и естественно считает, что выход из проблем, начатых тогда в советской эпохе — как говорят, выход их тупика — там же, где и вход.
К сожалению, мы не сможем создать лучшее будущее, не опираясь на лучшее из прошлого. Чем дальше мы отходим от советской эпохи и от горбачевских и ельцинских времен, тем яснее становится, что большая часть испытанного нами в советскую эпоху — это указания «как надо действовать».
А большая часть того, что испытано при Горбачеве и Ельцине — это указание «как не надо делать». Соответственно, в исторической перспективе это становится все очевидней, и я думаю, что следующие опросы «Левада-центра» покажут еще большее стремление людей использовать опыт советской эпохи в качестве руководства к действию.
Накануне. RU

 
« Пред.   След. »

Рейтинги

Статистика