Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
ЕСТЬ У ЧИСЕЛ КОМАНДИР Печать
18.09.2015 г.
«Неужели в правительстве или Думе кто-то исповедует философию грибоедовского героя Фамусова: ученье — вот чума?» — предположил первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию, член фракции КПРФ Олег Смолин в «часе политических заявлений». Не хочется верить, но концепция федеральной целевой программы развития образования на 2016—2020 годы, которая требует закрыть 40 процентов российских вузов и 80 процентов их филиалов, настойчиво убеждает в этом.

«ПОЛИТИКА свёртывания высшего образования противоречит задаче модернизации страны», — убеждён депутат. Кстати, как показали исследования в США и в России, люди с высшим образованием создают в среднем вдвое больше валового внутреннего продукта на душу работника, чем те, кто такого образования не имеет. Сегодня на традиционных рабочих местах требуются специалисты с высшим образованием.
Один из тезисов, на котором основывается стратегия сворачивания высшего образования: в России, мол, слишком много вузов. Об этом ещё летом 2008 года заявил тогдашний министр образования и науки Андрей Фурсенко, поставив ориентиры: из почти тысячи существующих в России вузов должно остаться 150–200 — как в царской России 1917 года. Кстати, в пересчёте на количество населения число университетов в США примерно вдвое больше, чем в России. И при этом многие страны объявили своей национальной идеей открытие университетов, а не закрытие.
— Расстуденчивание неминуемо приведёт к росту социальной напряжённости в стране, — предостерёг Олег Смолин. — Ряды безработных пополнят не только студенты, но и преподаватели вузов. Согласно распоряжению правительства от декабря 2012 года, в госвузах предполагается сократить до 40 процентов всех преподавателей.
Депутат предложил нескольким комитетам Государственной думы провести совместные парламентские слушания о рисках стратегии радикального свёртывания высшего образования в стране.
Разговор о российской образовательной политике был продолжен в ходе обсуждения законопроекта, внесённого членами фракции КПРФ Олегом Смолиным, Геннадием Зюгановым, Иваном Мельниковым, Верой Ганзя, Олегом Денисенко, Олегом Куликовым, Тамарой Плетнёвой, Николаем Васильевым, Андреем Андреевым, Алексеем Корниенко, Сергеем Обуховым, Александром Потаповым, Владимиром Поздняковым, Виктором Гончаровым и другими депутатами. В фокусе депутатского внимания оказались школьники младших и средних классов. А речь шла об исключении возможности взимания в школах какой-либо платы за пребывание учащихся в группах продлённого дня. 65 тысяч родительских подписей собрано за право детей бесплатно посещать так называемые продлёнки, 300 страниц комментариев людей, столкнувшихся с этой проблемой, приобщено к законопроекту его авторами. По этим материалам удалось воссоздать такую картину: в Москве за посещение детьми группы продлённого дня родители вынуждены платить от 1,5 до 7,5 тысячи рублей в месяц. За «присмотр и уход» они должны в среднем отстегнуть 4 тысячи рублей, 2 тысячи — за обед, каждый платный кружок обойдётся ещё в 2,5 тысячи рублей. Законопроект направлен на устранение ошибки, прокравшейся в закон об образовании и давшей учредителям право устанавливать плату за осуществление присмотра и ухода за детьми в группах продлённого дня. Авторы законопроекта предложили исключить эту норму из федерального закона. «Единороссы», как водится, возразили, и все остались при своих мнениях.
В ХОДЕ парламентской полемики сторонники законопроекта отмечали, что «присмотр и уход за детьми» — понятие надуманное и к группам продлённого дня не имеет никакого отношения. Но оно открыло лазейку, чтобы тянуть с родителей деньги. «Единороссы», критикуя законопроект, спрашивали: а кто должен платить? Где взять деньги регионам на предоставление бесплатной услуги, когда задолженность региональных и муниципальных бюджетов составила 2,4 триллиона рублей? Что, мол, мы лезем в дела субъектов, это их прерогатива решать, куда и как тратить средства. Сторонники законопроекта тут же выложили список адресов, где зарыты денежки.
Владимир Федоткин указал: нефть. Только 30 процентов средств от её продажи поступает в казну. Для сравнения: в Норвегии — 80 процентов, в Саудовской Аравии — 90. Далее — зарубежные фонды, куда продолжают закачиваться российские деньги. Правящая партия препятствовала принятию закона о коррупции, предусматривающего конфискацию имущества, напомнил депутат. А это ещё один источник доходов.
Олег Смолин добавил: прогрессивная шкала подоходного налога, выступая против которой «единороссы» скукоживают бюджет и лоббируют интересы олигархов. А вообще кто платил за группы продлённого дня до принятия закона об образовании? Не бюджет ли? — напомнил депутат Смолин. А ведь правительство публично заверяло, что группы продлённого дня будут бесплатными и деньги на это есть.
Искать народные деньги пришлось в ходе пленарного заседания и ещё раз, когда обсуждался законопроект «О ветеранах», разработанный Тамарой Плетнёвой в соавторстве с Сергеем Васильцовым, Денисом Вороненковым, Михаилом Берулавой, Борисом Иванюженковым, Алексеем Пономарёвым, Ольгой Алимовой и другими депутатами. Предлагалось увеличить размер общей площади жилья, предоставляемого инвалидам и ветеранам боевых действий, а также членам семей погибших (умерших) инвалидов и ветеранов боевых действий, с 18 до 36 квадратных метров, то есть фактически до величины стандартной однокомнатной квартиры. В своё время такое решение депутаты приняли в отношении ветеранов Великой Отечественной войны, что было абсолютно правильным. Иначе предоставляемые им субсидии просто остались бы невостребованными, поскольку у людей нет денег, чтобы доплатить и приобрести какое-либо жилье. Именно в такой ситуации сейчас оказались ветераны боевых действий. Законопроект был отклонён.
Бурная дискуссия развернулась по поводу законопроекта, предложенного «справороссами», который касался «грязных» выборных технологий — появления в избирательных бюллетенях двойников, чьи фамилии, имена и отчества полностью совпадали с именем, отчеством и фамилией кандидата от оппозиции. Возвращение выборов по одномандатным округам, которые будут определять половину состава следующей Государственной думы, несомненно, активизирует этот приём выбивания почвы из-под ног политических противников. А поскольку двойники, как правило, не от мамы с папой получают свои Ф.И.О., а меняют их сами незадолго до выборов, то инициаторы законопроекта и предложили указывать в бюллетене сведения об изменении фамилии, имени или отчества, если такие изменения были осуществлены в течение последних 5 лет, с обязательным указанием даты таких изменений и предыдущих фамилии, имени и отчества. Фракция КПРФ безоговорочно поддержала законопроект.
ТАКОЙ ЗАКОН, если не оградил бы полностью избирателей от самозванцев, то хотя бы вывел их на чистую воду. Но «единороссов» это, видимо, не устраивает. Член фракции «Единой России» Дмитрий Вяткин, выступавший от имени профильного комитета с предложением «не поддерживать законопроект», заявил, что проверка названных сведений кандидата потребует как дополнительных материальных затрат, так и большого промежутка времени. Коммунист Иван Никитчук резонно заметил: «Давайте определимся, что для нас приоритет: интерес избирательной комиссии или интерес избирателей?» Голосование показало, что для «Единой России» первое важнее. Парламентское большинство просто-напросто уклонилось от голосования, тем самым отправив законопроект в мусорную корзину.
На «правительственный час» были приглашены руководитель Федеральной службы государственной статистики Александр Суринов и аудитор Счётной палаты РФ Татьяна Блинова. Они выступили перед народными представителями, ответили на их вопросы и выслушали замечания депутатского корпуса. Заместитель председателя Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Николай Коломейцев высказал нарекания по поводу постоянно меняющейся классификации, защищённости паролями многих разделов сайта Росстата и необязательности сдачи в статуправления информации, что приводит к искажениям статистических данных. Статданные по безработице депутат назвал вообще «словоблудием». Официально она составляет 5 процентов, тогда как в малых, средних городах и сельских районах, считает Н. Коломейцев, зашкаливает за 50 процентов.
Олег Смолин поведал главе Росстата об одном происшедшем с ним конфузе. Однажды, выступая на научной конференции, он привёл некоторые официальные статистические данные, которые вызвали яростное возмущение бывшего директора НИИ Росстата Василия Симчеры, обвинившего депутата, что он использует фальсифицированную статистику. Оказалось, статданные НИИ Росстата отличаются от официальных данных статистики, как небо от земли. Так, например, в 2000–2010 годах инфляция составила не 6–8, а 18,3 процента, децильный коэффициент — не 16, а 28–36, доля иностранного капитала в экономике — не 20, а 75 процентов. Смолин поинтересовался у главы Росстата: привлекаются ли эксперты при разработке методик расчёта официальной статистики? На что господин Суринов ответил: конечно, привлекаются, и даже несколько лет назад восстановлен Научно-методологический совет Росстата, но измерять экономику и общество очень сложно. Что касается расчётов, представленных Симчерой, то у него, мол, нет никакой методики, а у Росстата она есть. Что тут сказать? Разве что вспомнить высказывание немецкого поэта и мыслителя Гёте: «Говорят, что числа правят миром. Нет, они только показывают, как правят миром».
Бориса Кашина волновал вопрос о формате статданных и использовании их в современных информационных технологиях. Например, чтобы оценить, насколько в России упали лесозаготовки по сравнению с советским периодом, ему пришлось просматривать отдельно базы данных до 1990 года, затем с 1990 до 2010, потом с 2010 и далее. Объединение баз данных возможно, ответил А. Суринов, но это требует слишком больших усилий. Что касается информационных технологий, то все новые обследования выводятся в машиночитаемом формате, сказал он.
Позицию фракции КПРФ по проблеме достоверности статданных изложил Николай Арефьев.
Выступление заместителя председателя Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Николая АРЕФЬЕВА на «правительственном часе» 16 сентября
Я ОЧЕНЬ МНОГО РАБОТАЮ со статистическими данными, понимаю, что они приукрашены. Но сегодня я ругаться со статистикой не хочу, потому что даже эти приукрашенные цифры иногда просто повергают в ужас.
Но несколько вопросов я всё-таки хотел бы осветить. Если Росстат не обладает всей полнотой информации, а даёт только по кругу юридических лиц, значит, здесь необходимо решать вопрос дисциплины отчётности.
Второе очень небезобидное дело — это занижение Росстатом раз в десять стоимости наших основных производственных фондов. Это небезобидно, потому что, когда государственная собственность продаётся, она продаётся с начальной ценой по оценочной стоимости Росстата, а вот когда покупается государством, то есть национализируется, то уже по рыночной стоимости, и тогда государство платит в 10 раз больше.
Другой вопрос. По статистическим данным, доля иностранного капитала в российской промышленности не превышает 20 процентов, на самом деле более 80 процентов, здесь уже сегодня говорили. Почему? А потому что Росстат учитывает только первый уровень собственников, а зарубежные владельцы находятся как раз на втором и третьем уровнях, которые статистика не учитывает.
Я внимательно слежу за износом оборудования основных производственных фондов и инвестициями. Так вот, если считать по инвестициям в основной капитал, то уровень износа оборудования получается не 42 процента, а 70 процентов.
Разрыв уровня ВВП по регионам официально 14 раз, реально он более 40. Вот на сегодняшний день у нас осталось девять регионов-доноров всего, а, по данным Высшей школы экономики, 47 регионов на сегодняшний день страдают уже местным дефолтом, потому что долги превышают доходную часть бюджета. К сожалению, такой статистики у нас нет.
По статистическим данным, средняя зарплата в России составляет почти 30 тысяч рублей, реально — в два раза меньше. Если очистить показатель от миллиардеров, от тех 10 процентов, которые получают сверхвысокую зарплату, и дивидендов иностранных бенефициаров, то наша зарплата складывается всего-навсего на уровне 14–15 тысяч.
Но есть ещё один парадокс с зарплатой. Ежегодно в декабре средняя зарплата у нас почему-то неимоверно растёт. Например, в декабре 2013 года она была 39 тысяч 600 рублей, в декабре 2014-го — 42 тысячи 136 рублей, а вот в течение года она у нас что в 2013-м, что в 2014-м не превышала 30 тысяч рублей. Зачем такая статистика делается? При этом нигде не говорится, что у нас снижение зарплаты по году.
Разрыв в доходах самых богатых и самых бедных официально составляет 16 раз, на самом деле международные оценщики говорят: в 28–30 раз.
В США сегодня средняя зарплата 4 тысячи 500 долларов, в Германии 4 тысячи 100 долларов, это около 300 тысяч рублей. Средняя пенсия 60 процентов от средней зарплаты — 170 тысяч рублей. А у нас? 30 и 12 тысяч — и мы якобы не за чертой бедности. Хотя МОТ говорит, что у нас 90 процентов населения — это бедные люди.
Если говорить об инфляции, она тоже «не очищена». Например, инфляция для бедных составляет не 14 процентов, а 22. Индексация пенсии по уровню инфляции не увеличивает, а понижает её.
И особенно беспокоит проблема с сельским хозяйством. Гражданские подворья дают 80 процентов овощей и 70 процентов картофеля. Но перед статистикой они не отчитываются. И тем не менее статистика даёт рост производства овощей и картофеля. Дошло даже до того, что однажды вот с этой трибуны министр сельского хозяйства сказал, что в Астрахани произведено 1 миллион 200 тысяч тонн овощей и арбузов. В советское время давали 960 тысяч тонн, и все студенты выезжали для сбора. Сейчас никто не выезжает, никто не собирает. Откуда же такой рост?
Татьяна ОФИЦЕРОВА.
«Правда».

 
« Пред.   След. »

ВКонтакте Псковское городское отделение

ВКонтакте Псковское областное отделение

Рейтинги

Статистика