Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Нужен ли нам Сталин? Печать
06.08.2015 г.
Сталин - фигура сложная. Одни его боятся (и правильно делают), другие ненавидят (можно подумать – это он анонимки по ночам писал), а третьи... третьи его ждут. Но правы ли те, кто ждут Сталина? Нужен ли он? Чтобы ответить на этот вопрос, следует сперва разобраться, почему в свое время к власти пришел именно Сталин и зачем он был нужен в раннем СССР.

Изображение - savepic.su — сервис хранения изображений

Сталин в СССР пришел к власти не просто так.

Не только потому, что он был круче других и не боялся крови. Крутые руководители, способные к суровой расправе с противниками, в стране были, есть и будут всегда. Но они далеко не всегда пробиваются на вершину власти.
Власть получает не самый талантливый, не самый жестокий, не самый добрый и не самый справедливый. Власть получает тот, кто оказывается нужен в данный исторический момент обществу.
При этом надо помнить, что общество всегда неоднородно, оно делится по разным критериям на части, различающиеся по численности и влиянию на историю.
Общество делится на элиту, средний класс и низы. Одновременно с этим общество делится по политическим взглядам. Есть новаторы и есть консерваторы, есть западники и славянофилы (если мы говорим о России), есть левые и правые и так далее.
Всем угодить невозможно, поэтому ни один правитель не устраивает всех. И к власти приходит не тот, кто устраивает всех, а тот, кто устраивает наиболее влиятельную часть.
В первую очередь правитель должен устраивать элиту, вернее ту часть элиты, которая обладает реально властью и влиянием в обществе. Далее правитель должен устраивать значительную часть народа, особенно тех, от кого зависит экономика страны.
Таким образом, формула прихода к власти в грубом приближении выглядит так: власть получает тот, кого поддерживает наиболее влиятельная часть элиты при согласии (в том числе при молчаливом согласии) экономически активной части населения.
Теперь возвращаемся к фигуре Сталина:

Сталин пришел к власти после революции и гражданской войны.

А чего хотели в тот момент народ и партийная элита раннего СССР?
Победившие в гражданской войне большевики хотели закрепить свою победу, избавиться от предателей (контры), а народ хотел восстановления хозяйства после разрухи и реализации всего того, ради чего делали революцию и воевали.
Собственно Сталин это и сделал.
Правда советская партийная элита в начале 20-х еще не знала, что борьба с предателями и контрой приведет к таким масштабным чисткам, что под репрессии попадет много искренних коммунистов. Но так часто бывает — желания реализуются не так, как это виделось сначала.
Сталинские репрессии — это, по сути, зачистка после гражданской войны. А зачистка, особенно в таких больших масштабах, без перегибов и побочных эффектов не бывает.
Лес рубят — щепки летят. Жестокая фраза, но так оно и бывает.
Можно ли было сделать все как-то деликатнее — сложный вопрос. Учитывая масштабы страны и количество противоречий (даже внутри компартии не было согласия по многим вопросам, вспомните троцкистов) — не знаю, не могу сказать.
Но здесь важно не то, как могло бы быть по-другому. Важно понять, почему все получилось так и к власти пришел Сталин, а не кто-то другой.
Сталин пришел к власти потому, что именно такого руководителя ожидала страна и общество. Та часть общества, которая влияла на события — большевики, армия, чекисты и поддерживающая их часть населения, очень большая часть.
Что хотели победители гражданской войны, то они и получили.
А теперь вернемся к исходному вопросу:

Нужен ли нам Сталин сейчас?

С одной стороны, вроде бы надо бороться с предателями, происками врагов, казнокрадами и прочей сволочью. А с другой…
Все эти предатели, происки врагов и казнокрады как раз и находятся у власти. Сегодня в России их время, их власть. В 1991 году предатели разделили страну, перевели ее на западный путь развития и до сих пор пребывают у власти, пытаясь усидеть на двух стульях одновременно — российском и западном. Российский стул — это ресурсы, без которых они потеряют доход и лишатся при этом западного стула тоже. Западный стул — это товары и технологии, без которых они даже добывать ресурсы сегодня не смогут, а также капитал, зарубежная недвижимость, активы, офшоры и многое другое.
И чистки как раз уже были произведены. Оказавшиеся у власти торгаши и коррупционеры очистили свои ряды от неудобных для себя личностей (Березовский, Ходорковский, Гусинский, Касьянов и некоторые другие), а также отогнали подальше от власти своих предшественников, то есть коммунистов.
У власти находятся победители буржуазной революции 1991 года. И свои ряды за последние 15 лет они уже почистили.

В этом и разница между современной Россией и СССР времен Сталина.

Правящему классу, элите — никакой Сталин сегодня не нужен. Задач чистить свои ряды у элиты не стоит. Элита хочет продолжения банкета, прерванного санкциями. Элите нужно чтобы Путин «вернул как было» и правил еще лет сто, а если не сможет по состоянию здоровья, то чтобы на его место пришел полный аналог.
А народ в данный момент сам не понимает толком, кто ему нужен. С одной стороны, народ вроде хочет, чтобы кто-то боролся с предателями, происками врагов и казнокрадами. С другой стороны, народ хочет продлить период стабильности и опять же «продолжить банкет».
То есть желание народа противоречиво — и бороться с предателями и сохранить стабильность одновременно.
Отсюда, кстати, и возникает та имитация борьбы, которую демонстрирует власть. Это удовлетворение желаний народа в чистом виде. Бороться самими с собой глупо, а народ хочет борьбы. Поэтому народу говорят о борьбе, и народ удовлетворенно кивает головой и верит в хитрый план.
Получается, что и элите и народу нужно всего-навсего избавиться от санкций, вернуть времена благополучия образца 2006–2007 года и продлить Путина лет на сто.
Но! Тут возникает одно большое НО…

Желание «продолжить банкет» утопично.

Не вернется благополучие образца 2006–2007 года при текущем экономическом и политическом курсе, то есть при действующей власти. И не только из-за санкций.
Остатки советской промышленности приходят в негодность, новых заводов построено слишком мало, сырьевая экономика, по сути, является кабальной и ведет к потере суверенитета. Армия чиновников сокращаться не желает, только растет, эффективность их работы постоянно снижается, коррупция гложет экономику и снижает эффективность управления.
Можно привести еще массу причин, которые означают, что по-прежнему уже не будет. Без серьезных реформ стране не обойтись. Но только страна пока не хочет этого понимать.
И здесь тоже кроется принципиальное различие в ситуации СССР 20-х и современной России.
В раннем СССР власть принадлежала большевикам, которым нужно было очистить свои ряды, погасить эхо гражданской войны, вычистить контру и строить страну так, как они и собирались. И народ в основной массе поддерживал власть в этом намерении.

Сталин пришел к власти, когда желания народа и советской элиты совпадали с возможностями!

Сталин реализовал те возможности, которые были, которые совпадали с желаниями народа и советской элиты. А реализация была жесткой потому, что желания были очень амбициозные, да и возможности были большие.
Сегодня в России ситуация совсем иная.
Народ и элита хотят невозможного — чтобы все было, но ничего принципиально не менять, революций не устраивать (чтобы не было как на Украине), да и реформ тоже желательно не проводить (потому что наелись).
Впереди рифы, но курс мы менять не хотим — мы хотим пройти сквозь них методом чуда. Как именно — не знаем, но верим, что там наверху знают, потому что у них там есть хитрый план, который мы придумали сами, чтобы было, во что верить…
Такому обществу Сталин не нужен.

Такому обществу нужен Хоттабыч.

Но реальность такова, что Хоттабычей в природе не существует. Только в сказках. И нашему обществу только предстоит это понять, осознать и принять.
Объективно, современной России нужен толковый реформатор. Не такой, как Горбачев, а нормальный, четко понимающий, как и что менять.
Но вот беда — общество не понимает, что ему нужен сильный реформатор. Реформы ассоциируются либо с девяностыми, либо с Перестройкой и вызывают отторжение от одного только слова.
А Сталин — он все-таки был не совсем реформатор. Сталин был чистильщик и строитель. Ранний СССР представлял собой строительную площадку, на которой Сталин навел порядок, очистил от мусора (как его тогда понимали сам Сталин и сторонники) и принялся строить.
А современная Россия — это не строительная площадка. Это труба и расставленные вокруг нее кормушки.
Поэтому Сталину в современной России просто нечего делать. Потому что для его работы нет ни условий, ни материала, ни тех строителей, которых он мог бы организовать. И чистильщиков тоже нет. И желающих чисток тоже сравнительно немного.

России нужен реформатор, но при этом Россия к нему морально не готова.

А морально подготовить Россию к реформам мог бы наверное хороший учитель. Вот только времени очень мало и желания учиться у общества тоже, по большому счету, нет. Есть желание, чтобы все было и ничего за это не было. Желание продолжать банкет. Желание, чтобы рифы прямо по курсу чудесным образом испарились. Сами собой или под испепеляющим взглядом Путина или как-нибудь еще.
Но рифы не испарятся.
Поэтому…
Учитель все-таки будет и этим учителем станет сама история.
Курс, судя по всему, Россия сама не сменит. И рифы никуда не денутся. Это значит, что впереди будет очень чувствительный «бум» и страна будет очередной раз изучать собственные ошибки на собственном опыте. Будет изучать объективную реальность препятствия, ощупывая шишки, данные ей в ощущение.
И только потом, когда страна в полной мере осознает невозможность дальнейшего движения прежним курсом, когда наступит понимание, что прежний банкет сам собой уже не вернется, когда страна поймет, что продолжать просто некуда…
Вот тогда страна захочет хорошего строителя или хорошего реформатора, в зависимости от того, насколько крепко Россия треснется о рифы и будет ли, что реформировать или придется отстраивать заново, как в 20-е годы прошлого века.
И когда страна, то есть оставшаяся в стране и значительно обновленная часть элиты вместе с экомически активной частью общества, по-настоящему захочет реформатора или строителя — он появится. Появится очень быстро.
Вряд ли он будет очень похож на Сталина, потому что времена все-таки другие. Но чем-нибудь наверное будет похож.
Только это будет позже. На следующем шаге истории. Не сейчас.
Александр Русин.
«Военное обозрение».

 
« Пред.   След. »