Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Евромайдан: обреченность на поражение Печать
06.02.2014 г.
Статья Первого секретаря ЦК КПУ Петра Симоненко
Более двух месяцев Украина находится в состоянии глубокого и острого общественно-политического кризиса. Мы балансируем на грани безжалостной войны всех против всех, в которой не будет побед и победителей. Таким оказался итог борьбы украинских олигархических кланов, планомерно разрушавших нашу страну все последние годы, за власть и собственность.

Украинский олигархат и международный капитал ведут постоянную информационную войну против украинского народа. Через подконтрольные СМИ они целенаправленно взращивали в общественном сознании ксенофобию и нетерпимость. Крупный капитал оказывал мощную поддержку ультраправым неонацистским и неофашистским группировкам. Олигархический режим чинил препятствия для свободного волеизъявления граждан. Мантрами про демократию скрывал тотальные фальсификации выборов на всех уровнях. Блокировал любые попытки демократическим путем, через референдум определить курс развития страны.
В итоге враждующие олигархические кланы сумели направить энергию народного протеста в разрушительное русло гражданского противостояния. Под угрозой оказались не только стабильность национальной экономики и гражданский мир, но и суверенитет, территориальная целостность украинского государства.
Объективные предпосылки социального взрыва
Разномастные политики и эксперты ведут дискуссии о предпосылках волны протестов, охвативших Украину. С точки зрения коммунистов, ситуация очевидна: олигархо-монополистический капитализм в Украине исчерпал себя. Никакие смены политических вождей и олигархических элит, проводимые в условиях фасадной буржуазной демократии, не могут гарантировать будущего для нашей страны. Все эти «театральные» перестановки сведутся лишь к очередной волне передела собственности.
По всем признакам олигархический режим оказался конечным пунктом, «венцом эволюции» капитализма на Украине.
В национальной экономике оформилось безраздельное доминирование крупного сырьевого и ростовщического капитала. Государственная политика превратилась в банальное перераспределение и «распил» бюджетных средств между олигархическими кланами. Правительство щедрой рукой раздавало олигархам кредиты и льготы, брало на себя обязательства по их займам перед иностранными банками. Тендеры на госзакупки превратились в «кормушку» для бизнеса. На приватизационных аукционах, выписанных под одного участника, за копейки распродавались остатки госсобственности. В пользу олигархов начали изыматься средства из бюджетов территориальных громад. Средств и возможностей для развития у отечественной экономики просто не осталось.
Закономерным итогом засилья олигархов стала очередная волна экономического кризиса. Начались масштабные остановки предприятий машиностроения, металлургической, химической, легкой и пищевой промышленности. Реальный сектор отечественной экономики вновь отброшен на уровень 2004 г. Опять появились «трехдневные» рабочие недели, сократились трудовые доходы, выросла безработица, стала накапливаться задолженность по зарплатам. Трудящиеся вновь вынуждены не жить, а выживать.
Под сурдинку разговоров о преодолении кризиса и новой «волне» либеральных преобразований олигархический режим развернул широкомасштабное наступление на социальные права.
Так называемые социальные реформы ухудшили положение всех без исключения трудящихся классов. Пенсионная «реформа», повышение цен и тарифов, урезание социальных выплат малообеспеченным и социально незащищенным категориям граждан — все это подавалось как оправданный «антикризисный шаг».
Одновременно, режим взялся за демонтаж остатков социальной инфраструктуры, сохранившейся на Украине со времен УССР. Медицинская и образовательная «реформы» свелись к реорганизации, а фактически к сворачиванию системы государственного бесплатного образования и здравоохранения. Многие граждане теперь отрезаны от важнейших социальных услуг.
При этом режим лишил украинских трудящихся даже шансов бороться и отстаиваться свои права. Тотальная коррупция окончательно разъела и разрушила судебную систему и правоохранительные органы. Дать отпор посягательствам олигархического рейдера с помощью милиции, добиться справедливого наказания для высокопоставленного нарушителя или оспорить решение чиновника в подконтрольном суде стало невозможным. Особенно сильно это проявилось на местном уровне. Трудящиеся были низведены до состояния крепостных, вынужденных терпеть беспредел милиции, сносить безнаказанность «мажоров» и бесчинства контролирующих органов.
Стремясь хоть как-то легализовать свое «правление» и компенсировать общественное недовольство, режим традиционно стал заигрывать с Западом. За счет подписания Соглашения об ассоциации с ЕС власть и олигархи рассчитывали достичь нескольких выгод. Получить от западных покровителей «прощение всех грехов» и право на сверхэксплуатацию трудящихся. А вместе с тем — гарантировать сохранность своих капиталов, выдавленных из украинской экономики и спрятанных в западных офшорах. Именно поэтому власть и олигархическая оппозиция развернули масштабную пропагандистскую кампанию в поддержку т. н. «евро-выбора».
Навязывается мысль, что единственная задача момента — достижение европейских норм, критериев и стандартов. У граждан формировались и поддерживались запредельные «евро-оптимистические» ожидания: «еврозарплаты», «европенсии», «еврообразование», «евромедицина» — набор этих идеологических клише кочевал из одного выступления президента и правительственных чиновников в другое. Разрушение же социальных гарантий, уничтожение отечественного образования и медицины объяснялись одним — так в Европе.
Но никто из европропагандистов не удосужился предъявить обществу реалистичный прогноз последствий ассоциации с ЕС для украинской экономики. Вопросы будущего стратегических секторов промышленности (авиастроения, ракетостроения, судостроения, машиностроения, сельского хозяйства) даже не обсуждались. Утаивалась информация об истинном положении дел в европейской экономике. За бортом дискуссий осталось обсуждение проблем ЕС, ситуации в т. н. периферийных странах Европы (Греции, Португалии, Испании, странах Восточной Европы и республиках Прибалтики) и положения трудящихся в этих странах.
Внешняя и внутренняя политика Украины были подчинены единственной цели — угодить Брюсселю. Сотрудничество с другими стратегическими партнерами Украины сворачивалось. Отношения с Российской Федерацией, как и при Ющенко, и вовсе скатились до уровня «холодной войны». Несмотря на прямые потери для экономики, враждебность нагнеталась олигархическими СМИ и прозападными экспертами.
«Европейский выбор» Украины и нагнетание конфликта в украинско-российских отношениях были выгодны в первую очередь Западу. Расчет США и их европейских союзников понятен.
Во-первых, не допустить появления мощного альтернативного экономического центра за счет срыва возрождения единого экономического на постсоветском пространстве.
Во-вторых, затормозить начавшийся процесс перевооружения российской армии путем разрыва кооперационных цепочек между российскими и украинскими предприятиями ВПК.
В-третьих, уничтожить потенциал для новой индустриализации Украины с целью превращения нашей страны в полноценного игрока на мировой арене. Ведь в случае включения Украины в европейское пространство и разрыва связей с Россией у высокотехнологичных секторов украинской промышленности просто не окажется рынков сбыта. Судьба украинской индустрии будет окончательно решена. Как это произошло с промышленностью стран Прибалтики и Восточной Европы.
Наконец, украинская «евроинтеграция» имеет для брюссельской бюрократии важный внутренний политический эффект. Сейчас в европейских странах усиливается евроскептизим и центробежные тенденции. Растет популярность правых политических сил — консерваторов и националистов. В этом смысле «евровыбор» Украины должен был стать символом успешности и перспективности ЕС в его нынешнем формате.
Было ясно и то, что Запад будет пытаться достичь своих целей любыми путями. Если Украину не удастся «втащить в ассоциацию» дипломатическим шантажом и политическим давлением, в ход пойдут другие методы. Ведь провоцирование гражданского конфликта, паралича власти и глубокого гражданского раскола также позволят достичь намеченных целей. Стоит ли удивляться, что Запад столь активно включился во внутриукраинский конфликт на стороне оппозиционных радикалов.
Понимая это, Компартия инициировала проведение Всеукраинского референдума, чтобы люди имели возможность через демократическую процедуру народного волеизъявления свободно и открыто решить, когда, с кем и в какие союзы Украине вступать. Европейская партия «оппозиционера» Катеринчука засыпала суды исками о запрете референдума. А власть через подконтрольные суды штамповала решения, запрещающие проводить референдум. Таким образом власть и так называемая оппозиция совместными усилиями заткнули народу рот. В череде кровавых событий про Катеринчука подзабыли — на сцену вышли иные «герои». Но кровь, пролившаяся на мостовых Киева, и на его руках.
Несостоятельная антинародная социально-экономическая политика олигархического режима, игнорирование базовых прав и свобод граждан, откровенный волюнтаризм во внешней политике спровоцировали мощный социальный взрыв.
Отказ от соглашения об ассоциации стал тем маленьким камешком, который вызвал сход лавины долго копившегося раздражения и социального недовольства. Этот шаг власти (хоть и наиболее рациональный за все время правления) лишил многих поверивших в евромиф иллюзорной надежды и вывел массы на улицы. Начался евромайдан. Но даже этот протестный взрыв украинские олигархи и их западные покровители сумели подчинить решению собственных задач и направить в нужное им русло.
Евромайдан как технология
Евромайдан с самого начал был обречен на крах. Сотканный из противоречий и иллюзий, ставящий недостижимые цели, он идеально подходил в качестве инструмента в руках олигархов. Достаточно обратить внимание на мотивы, которые двигали участниками гражданско-политического конфликта. Основной движущей силой «революционных» событий были простые люди, которые потеряли в капиталистической Украине возможность жить по-человечески. Это рабочие, потерявшие работу и надежду ее найти. Молодежь, лишенная перспективы. Интеллигенция, недовольная катастрофическим падением культурного уровня. Граждане, возмущенные несправедливостью, беззаконием, коррупцией и разгулом зарвавшихся новых хозяев и прожигателей жизни, наглостью режима, направо и налево торгующего народным суверенитетом.
И тем не менее во главе протеста оказались политические силы, которые являются соучастниками крупного капитала и виновниками того ужасающего положения, в котором оказалась наша страна. В этом и состоит основное противоречие, ставшее причиной поражения бунтующих народных масс.
Протест, выплеснувшийся на улицу зимой 2014 г., по сути имел социалистическую повестку — потому что разрешить все эти острые проблемы возможно только в рамках социалистической революции. Понимая это, крупный капитал сделал все, чтобы увести массы от этого совершенно очевидного вывода. Недовольной общественности были подкинуты ложные цели, и она их приняла, не распознав тотальной лжи, которой пичкала людей олигархическая пропаганда.
Два кита, на которых зиждется т. н. демократический миф — евроинтеграция и буржуазный парламентаризм, не выдерживают никакой критики. Европа (в представлениях простых украинцев — современная еврокоммунистическая утопия) на самом деле это мир, в котором финансовые спекулянты разоряют целые страны и регионы. Это место, где простые рабочие, продавшие свой труд в кредит на десятки лет вперед, лишаются последних средств к существованию.
Экономический упадок и возрождение право-экстремистских течений — вот что видит сегодня в Европе непредубежденный наблюдатель. Но вышедшие на евромайдан люди не распознали этой подмены. Украинское общество проснулось, но спросонья не смогло понять, кто же на самом деле его враг. И за это вся страна будет вынуждена заплатить дорогую цену.
Бунтующие граждане оказались между молотом и наковальней правящего режима и опальных олигархов, решивших использовать энергию масс для устройства очередного «революционного"передела.
Старая национал-буржуазная оппозиционная тройка — «Батькивщина», УДАР и даже фашиствующая «Свобода» — оказалась плохим поводырем для бунтующей улицы. Они слишком тесно связаны с режимом и олигархией, слишком враждебно и пренебрежительно относятся к людям, на которых опираются, преследуя свои цели. Спрятать это невозможно.
Протест по расписанию — выступление перед толпой, ужин в ресторане, а потом, по настроению, пьяный дебош — это не то, чего хотели протестующие. Поэтому в качестве «новых лидеров» им были предложены правые радикалы, неонацисты, которые уже не таились, заискивая перед западными спонсорами. После того как несостоятельность национал-либеральной иллюзии стала очевидной капитал сделал новую попытку завернуть социалистический по сути протест в обертку т. н. «национальной революции».
Неонацисты, оказались наиболее эффективным орудием контроля над бунтующей толпой. По сути евромайдан в двойном оцеплении — «Беркута"и нацистов. И именно нацисты, которые силой не дают протестующим отклониться от навязанной капиталом повестки, — главная угроза для тех демократических требований, которые все слабее звучат на майдане. Ь. о. народный протест стал составной частью в технологии олигархического переворота.
Многие «эксперты» пытаются навязать нам мысль о хаотичности происходящего. Но это далеко не так. На данном этапе евромайдан — это технология, которая уже неоднократно в виде «цветных революций» использовалась для разрушения законности и стабильности во многих странах.
Конечной целью этой технологии, которую не осознают участники протеста, является не удовлетворение их политических, социальных, экономических интересов, а подрыв украинской суверенной государственности, разорение и уничтожение национального экономического потенциала и перераспределение национальных ресурсов в пользу транснационального, в первую очередь евро-атлантического капитала.
Первым симптомом, указывающим на технологичность нынешней протестной волны, стало участие в организации массовых акций всего спектра т. н. негосударственных общественных организаций.
Практически все НГО давно содержатся западными правительствами и глобальным капиталом. Нельзя скрыть тот факт, что представители так называемого «автомайдана» неоднократно встречались с членами дипмиссии США в Украине и получали от американских дипломатов заверения в готовности предоставить «автомайдану» всю необходимую политическую и юридическую поддержку.
На первом этапе НГО сыграли роль «идеологов» протеста: тиражировались «нужные» новости, навязывалась повестка и информационные поводы для радикализации протестных настроений.
Эти «интеллектуальные» сообщества стали источником генерирования сценариев «войны до последнего патрона». Именно поэтому попытка законодательно ограничить их деятельность на территории Украины вызвала истеричную реакцию прозападных политиков и т. н. экспертов.
Отличительной особенностью стало также использование технологии создания сетевых сообществ (прежде всего Фейсбук) для воздействия на массовое сознание молодежи и интеллигенции. При практически полном отсутствии активности государства в этой сфере социальные сети стали абсолютно неконтролируемым ресурсом пропаганды и провокаций, которые только выглядят спонтанными проявлениями социального протеста.
Не менее показательна позиция церквей западного обряда и отдельных украинских «раскольнических» церквей, представители которых неоднократно выступали с провокационными заявлениями. Они пробуждали в своих прихожанах и «освящали» стремление к неповиновению властям, усиление ксенофобских настроений и препятствовали началу политического диалога в стране. Представители западных церквей и «раскольнических» организаций неоднократно позволяли себе призывы к началу вооруженного конфликта и эскалации насилия.
Включение церковных иерархов в гражданский конфликт на одной из сторон привел к радикализации противостояния, придав событиям видимости «священной войны».
Основную же скрипку в протестной среде играют неонацистские и националистические организации. Флаг ксенофобии и русофобии был поднят над евромайданом в первые же дни. Представители всех других политических течений были насильно вытеснены за пределы протеста и провозглашены врагами, агентами режима. Т. о. протестующие лишились права свободного самоопределения и влияния на характер протеста и требований к властям.
На первом этапе — анархический, на втором — национал-либеральный, на третьем — национал-экстремистский майдан ни на йоту не сдвинулся в политических требованиях. «Евроинтеграция — здесь и сейчас». «Свержение власти — немедленно». «Прощение для боевиков — навсегда». Это ли не доказательство технологии?
Именно профашистские и националистические организации стали поставщиками боевиков, чьими руками мирный протест был превращен в массовые беспорядки. Теперь эти «боевики» фактически установили свой диктат над умеренными оппозиционными лидерами, диктуя повестку дальнейшего разрушения украинской государственности и предопределяя фашизацию протестных настроений.
Украинская национал-либеральная оппозиция уже не у дел. Ни Кличко, ни Яценюк, ни Тягнибок не признаются в качестве лидеров протеста. Сегодня этим политикам приходится подыгрывать горланящим из майданной толпы экстремистам, которые выполняют указки рвущихся к власти олигархических кланов и их иностранных покровителей.
То, что майданная технология направлена против украинской суверенной государственности, не вызывает никаких сомнений. Вояжи «десантов с майдана» для силовых захватов госадминистраций, провозглашение «народных рад», блокирование работы судов, министерств, ведомств, призывы к срыву налоговых поступлений и выплат заработной платы — таков инструментарий сторонников «нового украинского порядка».
В результате уличных волнений в Украине разрушается система власти, не действуют законы, все решает грубое насилие. На передний план выдвигаются «новые лидеры» с темным прошлым, которым не привыкать ловить рыбу в мутной воде. Возможно ли в таких условиях провести демократические выборы, пусть даже и в понимании лицемерящих либералов? Нет. И это путь к установлению нового олигархического порядка. Будет он обличен в парламентско-президентскую или любую иную одежду — не важно.
Усилиями так называемых НГО и неонационалистических формирований актуализировалась тема раскола страны. Критикуя «сверхцентрализацию», демагоги и провокаторы на самом деле говорят не о развитии самоуправления, а о снятии ограничений для местных полукриминальных кланов, грабящих громады. Именно с подачи неонацистских экстремистов в Украине начали формироваться параллельные структуры власти, военизированные «народные дружины», которые легко направят свое насилие против простых граждан.
Украина в период неофеодальной раздробленности, Украина, которая не сможет сопротивляться разграблению, — это именно то, что необходимо агонизирующему глобальному капитализму.
Разворачивающийся в Украине сценарий происходит при полном содействии и поддержке западных политиков. Посещения евромайдана представителями госдепартамента США, европарламентариями вдохновили оппозиционных лидеров на эскалацию противостояния. Западные политики все чаще говорят о необходимости примирения. Но это означает только то, что «процесс уже пошел»: позиции государственной власти ослаблены, боевики вышли на господствующие высоты, экономика Украины дестабилизирована и зависима от благоволения кредиторов, демонстрирующих готовность «поддержать» Украину. Хотя совсем недавно им этого «бедность не позволяла».
Кризис и позиция коммунистов
Коммунисты Украины сделали все возможное, чтобы предотвратить новый олигархический переворот, который отбросит украинское общество далеко назад. Даже не имея возможности пробиться через экстремистское оцепление, КПУ прилагала все усилия, чтобы предотвратить кровавую баню, которую олигархические кукловоды приготовили для Украины.
Мы не являемся союзниками правящего режима, как это пытаются преподнести наши противники. Но в данной ситуации провокаторы, топчущие украинскую государственность и закон, для нас являются большими врагами. Наблюдать за тем, как на волне народных выступлений поднимает голову неонацизм, КПУ не будет никогда. Мы никогда не окажемся по одну сторону с неонацистами. И принятие в парламенте антифашистских законов указывает — мы своего добились, сотрудничество с Партией регионов было оправданным.
То, что на майдан не стал местом для открытой политической дискуссии, для кристаллизации истинной, социалистической повестки общественных преобразований, совершенно не означает, что эта повестка отброшена.
Зимние волнения — только первая фаза украинского пробуждения. Наконец дан ответ на вопрос, который уже давно мучит украинских социологов, а именно: готовы ли граждане к массовым выступлениям против режима, попирающего их права? Речь идет не только о количестве людей, вышедших на улицу, но и о том, что общество в большинстве своем поддержало открытую и активную форму протеста и борьбы. В Украине стало намного меньше людей, стремящихся к взаимопониманию любой ценой.
Да, националистический майдан расколол нашу страну. Но точно так же страну воссоздаст майдан социалистический. Это именно та повестка дня, которая в отличие от «национальной революции» может стать объединяющей для всех трудящихся во всех регионах.
В основе народного возмущения лежит неудовлетворенность рабским и незащищенным положением в политике, в труде, в повседневной жизни. Решить эти вопросы в рамках рынка и капитализма нельзя. Виноваты не украинские политики: яценюки, клички, азаровы и иже с ними. Они обречены быть политиканами и наемниками олигархов. И те, кто придет за ними, будут творить то же самое. Даже хуже, если это будут неонацисты. Это политика со множеством лиц и одной гнилой сутью.
Чем бы ни закончились нынешние выступления, они ничего существенно не изменят. Если победит националистическая оппозиция, которая цинично использует народное возмущение, это приведет к олигархической оккупации уже парламентско-президентской республики и удорожанию жизни для трудящихся. Потому что смысл экономической политики — брать под нужды крупного капитала кредиты у МВФ, пока это возможно, а потом переложить весь груз на население.
Если евромайдан окончится крахом, олигархи «партии власти» сохранят свое влияние и продолжат брать кредиты по всему миру — в России, Китае, США. И это опять приведет к удорожанию жизни. Та же ситуация в результате «компромисса».
Коммунисты сочувствуют трудящимся, вышедшим на улицу, но призывают избавиться от иллюзий и не позволять использовать себя для игрищ крупного капитала.
Сейчас много говорят об изменении системы. И это совершенно правильно. Но если буржуазия во власти и оппозиции понимает это как изменения в составе и рассадке украинского олигархата, то КПУ говорит о смене системы в истинном значении слова. Зная о неминуемости социалистического поворота, партия непрерывно работает над программой социалистических преобразований. Однако уже сейчас КПУ будет предпринимать усилия по созданию условий для успешного осуществления действительно народной революции — революции, совершенной народом и в интересах народа.
В области защиты прав народа КПУ будет настаивать на сломе репрессивной силовой системы, которая включает не только полулегальные спецподразделения, но и теневую, коррупционную деятельность силовиков и подчиненных олигархам судов. В частности, КПУ выступает с инициативой ввести в законодательство положение об уголовной ответственности за принуждение сотрудников правоохранительных органов к выполнению противоправных действий, а не просто прикрываться положениями парализованной буржуазной конституции.
КПУ предлагает перейти и к прямым выборам судей населением.
В области укрепления статуса народа как единственного источника власти дополнить законодательство о референдуме законом о плебисцитах — консультативных референдумах с упрощенной процедурой проведения. Для коммунистов плебисциты и референдумы — это не популистские заигрывания с толпой, а инструмент классового и политического образования народных масс. Чем больше плебисцитов, тем больше дискуссий и обсуждения острых вопросов. Больше желания разобраться в истинной подоплеке происходящего. Активные, сознательные и ответственные граждане, не дающие себя обмануть, — вот кто является настоящими союзниками коммунистов.
В экономической сфере необходимо вывести страну из кредитной «петли» и перейти к реализации политики принудительного реинвестирования и развития государственного сектора, в первую очередь в отношении стратегически важных отраслей. Ситуацию вымывания средств из отраслей и их вывода из страны надо немедленно исправлять. Пора прекратить занимать деньги — следует перехватывать их на пути в офшоры.
В политическом смысле, учитывая план олигархического переворота, для КПУ важно сохранить свое влияние в политической жизни страны.
Усилиями экспертов продвигается тезис о ключевом значении распределения властных полномочий между исполнительной и законодательной властью, находящейся под контролем олигархии. На данном этапе для коммунистов это досужие размышления. Главное не распределение полномочий, а прозрачная и легитимная процедура формирования органов власти. Мы ожидаем, что крупный капитал предпримет попытку изменения системы выборов в поисках способа усилить мажоритарную, коррумпированную составляющую.
Как и прежде, коммунисты будут отстаивать сохранение пропорциональной системы выборов.
В условиях господства олигархии в ходе реформы политической и конституционной системы для коммунистов также принципиально важно:
— сохранить законодательную функцию исключительно за ВР;
— не допустить упрощения процедуры роспуска парламента;
— исключить коррупционную мажоритарную составляющую;
— не допустить усиления административно-судебного давления на депутатов.
На этих основаниях мы готовы идти на компромиссы. В условиях капитализма это не имеет принципиального значения. Ведь все это суть прикрытие для олигархического сговора и не имеет никакого отношения к народовластию. Но, даже вступая в переговоры по вопросам конституционных преобразований, КПУ будет настойчиво предлагать отказаться от президентской формы правления, которая является инструментом установления крайней формы диктатуры олигархии. Именно в этом — наряду с усилением возможностей громад — мы видим условия для перехода к советской, социалистической форме народовластия.
Вопреки усилиям антикоммунистов, «под шумок» воюющих с памятниками Ленину, Коммунистическая партия остается боевым отрядом социалистической революции. Работать с людьми, над решением их проблем. Искать надежных политических и общественных партнеров. Выстраивать действенные организационные структуры, способные предотвратить провокации, — это именно то, на чем будет сосредоточена работа КПУ.
Петр Симоненко,
Первый секретарь ЦК КПУ.
KPU.ua

 
« Пред.   След. »

Рейтинги

Статистика