Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Арктика: кто здесь пират? Печать
07.10.2013 г.
Тридцати фигурантам уголовного дела, возбужденного после акции "Гринпис" у платформы "Приразломная", предъявлено обвинение в пиратстве. За попытку защитить экологию Арктики им грозит 10-15 лет лишения свободы.

Летом 1996 года мне посчастливилось побывать на Северном полюсе. Доставил меня туда российский атомный ледокол, на котором устраивались экскурсии для богатых западных туристов. Так как требовавшихся $30 тыс. за место у меня не было, я «использовала служебное положение», взявшись снимать фильм про путешествие иностранных толстосумов.

Где-то на третий или четвертый день нашего пути туристов позвали на палубу полюбоваться белыми медведями. Примерно в ста метрах от ледокола со льдины на льдину перебиралась мама-медведица с малышом. Трогательное зрелище становилось, однако, все более печальным по мере приближения к животным: стали видны их понуро опущенные морды, желто-серая свалявшаяся шерсть и провисшие бока. Похоже, медведи были измотанными, голодными, не вполне здоровыми, а потому практически не реагировали на то, что их настигал гигант атомостроения. Когда расстояние между животными и судном сократилось до минимума, российские матросы решили потешить западную публику и швырнули, радостно гикая, на лед пару неоткрытых банок сгущенки. Медведица, видимо, знакомая с ритуалом, пыталась добраться до содержимого банки, а медвежонок просто в испуге метался по краю льдины. Гомерический хохот россиян из экипажа контрастировал при этом с испуганно-напряженными лицами собравшихся на палубе туристов. Стоявший ко мне ближе всех австриец полушепотом «помыслил вслух»: «Похоже, с экологией здесь действительно не очень благополучно. Видно, животным непросто найти пропитание. А что думают себе русские? Ведь они уже давно активны в арктическом регионе?»

Член экипажа, которого мне удалось втянуть в беседу, быстро расставил точки над «i»: «Еще не хватало про это думать… Мне бы себя прокормить — тут не до медведей. Их много, а я один». Грустно вздохнув, австрийский менеджер пообещал сделать пожертвование природоохранной организации, способной привлечь внимание к медведям. Через несколько месяцев пришло сообщение, что вместо покупки новой машины семья австрийца перечислила деньги Greenpeace. Подозреваю, что вышеупомянутый матрос с атомохода такого поступка бы не оценил.

Сейчас, когда возник конфликт между Россией и «Гринпис», я постоянно вспоминаю этот внезапно оказавшийся ключевым эпизод моего путешествия по Арктике. Ведь в нем содержатся ответы почти на все вопросы, которые задают себе граждане и СМИ. Взять, к примеру, тему злых сил и «заинтересованных» финансистов эти странных акций. Про одного из спонтанных «спонсоров» я рассказала, другие сейчас отбывают в мурманском СИЗО. Да, именно этих людей я считаю спонсорами «Гринпис», поскольку они реально вкладываются в деятельность организации — своим временем, здоровьем, эмоциями. Причем стараются они не только для себя-любимых, горячо желающих жить на чистой планете, но и для тех, кто их обстрелял, и для тех, кто их обвиняет в попытке захвата собственности платформы, и для детей этих «тех», имеющих право в будущем дышать свежим морским воздухом сохраненной экосистемы. Это право, кстати, не должны отнимать у своих детей и те, кто принимает нынешние решения «закатать активистов по полной».

Конечно, Запад россиянам не указ. Бог с ним, с немецким правительством, в начале недели официально выразившем озабоченность происходящим с гринписовцами в Мурманске. Посмеемся над гражданами, приковавшими себя к заправкам «Газпрома» в Германии. Проигнорируем перерыв в матче «Шальке-04» и «Базеля». Постараемся не заметить, что практически все, на чьей территории проводились протесты, от хозяев заправок до футбольных тренеров, отнеслись с симпатией к проявлению солидарности с мурманскими арестантами…

Эмоции можно опустить. А вот несколько примеров из юридической практики Европы позволю себе привести. Не в качестве предложения нового устава в чужом монастыре. А в качестве повода для размышлений об обращении с окружающей средой.

Ровно 6 лет назад 6 молодых англичан, среди которых были фотограф и репортер, пробрались на территорию работавшей на угле электростанции в британском городе Кингснорт. Их целью стала двухсотдвадцатиметровая труба, выбрасывавшая в воздух такое огромное количество углекислого газа, что за время существования электростанции в природе графства исчезли целых 400 видов флоры и фауны. Активисты-экологи успели огромными буквами написать на вредоносной трубе имя тогдашнего премьер-министра Великобритании Гордона Брауна, прежде чем акцию прервала полиция. Впрочем, в отличие от ситуации в Печорском море, экологов даже не задерживали на сколь-нибудь значимый срок. Спустя несколько дней «зеленым» было предъявлено обвинение в порче имущества на объекте на сумму в 30 тыс. фунтов. Год спустя впервые в истории суд вынес беспрецедентное решение о полном оправдании участников акции в связи с тем, что «цель защиты мира от изменения климата, одной из причин которого является именно сжигание угля на электростанциях, является законной». (Посмотреть английский фильм об этой истории можноздесь).

Не менее показательна реакция министра внутренних дел Франции на акцию «Гринпис», целю которой было привлечь внимание к старейшей атомной электростанции «Трикастен» в 150 км от Марселя. Активисты проникли на территорию электростанции рано утром 15 июля и спроецировали на стены АЭС слоганы «Франсуа Олланд: президент катастрофы?» и «Трикастен: ядерная авария». После задержания 20-ти экологов именно пресс-служба МВД объяснила миру, что это была классическая медийная акция «Гринпис», и безопасности объекта ничто не угрожало. Экологи отправились по домам, а министр внутренних дел умножил свой политический капитал, заручившись симпатией сограждан благодаря столь человечному подходу к делу.(Видео).

Ну, а самое трогательное отношение к экопротесту продемонстрировали, на мой взгляд, немецкие полицейские в 2011 году. В период, когда отработанное ядерное топливо из Франции перевозилось спецпоездом для захоронения в немецкий Горлебен, 7 участников протеста приковали себя к рельсам, расположившись на шпалах в спальных мешках. Руки активистов находились глубоко под рельсами и были закреплены такой сложной и тонко продуманной конструкцией из металлических труб, что полиция в течение 5 часов не могла ее взломать. В итоге пришлось прибегнуть к помощи крана: рельсы оторвали от полотна, после чего удалось освободить руки активистов. Затем протестантов осторожно перенесли в сторону и вызвали врачей, чтобы здоровье пролежавших много часов на холодной земле сторонников «Гринпис» ни в коем случае не пострадало. (Видео).

«Стреляли же в наших активистов за все наше сорокалетнее существование всего два раза. Первый раз это было давно, во время одной из наших акций в Бразилии. И вот теперь — в России. Это тем удивительнее, что ровно год назад после протестов из-за все той же „Приразломной“ задержанных участников акции просто выдворили из страны, и ничего сверхъестественного с ними не происходило», — рассказал представитель «Гринпис» в Германии Михаэль Хопф. Чувствуется, что неожиданно резкая реакция российских правоохранителей озадачила сотрудников офиса на Эльбе. Свое отношение к этому они выражают последовательно и все в том же медийно-эффективном стиле: хотя граждан Германии на судне не было, именно немецкие активисты на этой неделе с особым рвением выступали против деятельности «Газпрома» в Арктике и в поддержку товарищей, арестованных в Мурманске. На мой вопрос, были ли участники экшена на «Приразломной» готовы до такой степени рисковать своей жизнью, подозревали ли, что все может так повернуться, господин Хопф ответить не смог. Но то, что в их планы не входило врываться на территорию платформы и захватывать ее имущество, то есть «пиратствовать», он подтвердил однозначно.

Сценарий, по словам другого представителя организации Кристофа фон Ливена, был почти типовым: растянуть баннер и закрепить капсулу — ту самую, которую россияне поначалу приняли за бомбу. Именно под транспарантом со словами «Save Arctic, stopp Gazprom» самые активные должны были провести несколько дней в плавучем помещении размером два на три метра. Оказаться в заключении на суше, причем надолго, в планы экологов явно не входило. «Мы рассчитывали, что право на мирную демонстрацию протеста закреплено в Конституции России, что даже в случае задержания независимый суд будет принимать решение, как это до сих пор происходило во всем мире», — подчеркивает Кристоф Ливен.

Чего в этом объяснении больше — наивности европейца или лукавства сценариста, — сказать трудно. Ясно лишь одно: Россия имеет все шансы войти в историю экологической организации как страна немотивированной жестокости. Если вспомнить инцидент с подрывом судна экологов агентом французской спецслужбы, когда погиб фотограф, были приложены все усилия, чтобы минимизировать имиджевые потери правительства и страны в целом — виновные наказаны, извинения принесены. Российская же экспедиция, судя по всему, вряд ли может рассчитывать на такой финал. Пока Россия демонстрирует готовность расправиться с иностранными гражданами, прибегнув к надуманным обвинениям. Видимо, российские власти абсолютно уверены в своей правоте. Так же, как и матросы, которые ради дикой забавы кидали банки в белых медведей.

И все же хочется надеяться, что вершители судеб активистов смогут посмотреть на себя со стороны и попытаются понять тех, кто воспитывался в другой системе ценностей. Не следует распространять неадекватное отношение к медведям на людей.

Пусть Киплинг окажется наконец-то неправ со своим: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут».

Анна Садовникова
Росбалт

 
« Пред.   След. »

ВКонтакте

Рейтинги

Статистика