Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Подделал лекарство — в тюрьму! Печать
04.10.2013 г.
Минздрав предложил ввести уголовное наказание для производителей и продавцов поддельных лекарств. Соответствующий законопроект ведомство вынесло на общественное обсуждение, которое продлиться до 15 октября. Также проект закона предусматривает уголовную ответственность за подделку документов и упаковки лекарственных препаратов.
Министерство здравоохранения РФ вынесло на общественное обсуждение законопроект "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ для ратификации Конвенции Совета Европы "О борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, угрожающими здоровью населения" (Конвенция "Медикрим")". Стоит отметить, что отдельных статей, предусматривающих ответственность за оборот фальсифицированной, недоброкачественной и контрафактной медицинской продукции в настоящее время в УК и УПК РФ нет. В связи с ратификацией вышеупомянутой Конвенции Минздрав предложил это упущение исправить. Так, согласно законопроекту, "производство, изготовление, ввоз в РФ, хранение, перевозка, транспортировка, отпуск, реализация, передача фальсифицированных лекарственных средств, вспомогательных веществ и медицинских изделий" грозит лишением свободы на срок от трех до пяти лет. Если поддельный препарат нанес вред здоровью или даже привел к смерти больного, его производителям и продавцам светит от пяти до восьми лет лишения свободы. Если от фальсификата пострадал не один человек — от восьми до десяти лет. Также законопроект предусматривает уголовную ответственность за подделку документов и упаковки лекарственных препаратов. По словам директора НП "Аптечная гильдия" Елены Неволиной, официально масштаб бедствия небольшой — примерно 0,01%. Все дело в том, что по данным самого Росздравнадзора, проверку проходит не более 10% от всего объема лекарств на рынке. В этой связи Неволина инициативу ведомства поддержала. "Мне кажется, правильно, что за фальсификацию лекарств, наконец, будут наказывать уголовно. Достаточно громкое дело было в Ростовской области, когда подделывали дорогостоящие антибиотики, онкологические препараты, а мера наказания виновного была символической — домашний арест. Это недопустимо! В лучшем случае, если вместо лекарства — мел, а заболевание не угрожает жизни, человек просто не получит своевременной помощи. Но в таких ситуациях, когда заболевание серьезное, нужны антибиотики, онкологические препараты, а это все дорогостоящие лекарства, человек теряет не только деньги, но и время. Иногда это может стоить ему жизни. Такие преступления должны пресекаться, причем, не на том этапе, когда уже был нанесен вред здоровью", — отметила собеседница агентства. Пугает Неволину другое. "Если фальсификат выявили в аптеке, никто не будет заморачиваться раскруткой этого дела до производителя. Накажут аптеку, посадят аптекаря и на этом все закончится. У нас очень часто подобные законопроекты потом выливаются в кампанейщину", — опасается она. На вопрос о том, повлечет ли принятие документа перемены в работе аптек с производителями, собеседница агентства отвечает отрицательно — сегодня взаимодействие и так отлажено. "На этапе приемки продукции существует определенный контроль, но аптека в рамках своей компетенции может только проверить документы, которые представил поставщик", — отметила эксперт. По ее словам, аптечные сети регулярно проводят мониторинг забракованных серий, но дело в том, что, по сути, они могут выявить только тот фальсификат, который был забракован Росздравнадзором в соответствии с их письмами. Больше сделать аптека ничего не может. "Товар у нас принимается в том числе по внешнему виду, и если сразу бросается в глаза несоответствие упаковки или в документах ошибка, которую не заметить невозможно, то мы с ним не работает. Но зачастую фальсификаты имеют почти идентичный вид и даже голографические наклейки. Нигде даже нет информации о том, как должен выглядеть оригинальный препарат. Должен быть ресурс, как это делается в других странах, где приведена фотография упаковки с данными о том, сколько сантиметров от края должна быть та или иная надпись. У нас его нет. Как получилось в Ростовской области: аптекарь получил препарат, который ни разу не видел в глаза — дорогостоящее онкологическое лекарство, заказанное под определенного больного, посмотрел, что маркировка соответствует тому, что приведено в законе об обращении лекарственных средств, документы тоже соответствует. Аптека не имеет ни возможностей, ни ресурсов проверить лекарство на качество", — подчеркнула Неволина. Попеняла она и на то, что отмена входного контроля в регионах дала производителям подделок больше возможностей для выхода на рынок. "Раньше при ввозе препаратов в регион они проходили дополнительный контроль, но Минздрав счел эту меру излишней. Кроме того, сертификацию лекарств заменили добровольным декларированием, что гораздо проще. В конечном счете, аптека никак не защищена от фальсификата, и я опасаюсь за аптечных работников, которые без злого умысла могут подвергнуться жесткому наказанию", — заметила собеседница агентства. Словом, предложение Минздрава эксперт поддержала, но прежде чем претворять его в жизнь, по ее мнению, стоило бы подумать о том, как обезопасить от фальсификата аптеки. Например, вменить производителю в обязанность периодически подтверждать качество своей продукции, особенно если есть информация о том, что появились подделки. В свою очередь президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский уверен, что на сегодняшний день нет никакой необходимости менять УК. "В действующем Уголовном кодексе есть минимум две статьи — ст. 159 ("Мошенничество") и ст. 238 ("Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности"). Фальсификат, в любом случае, подпадает под одну из них: либо обманули, либо подсыпали что-то не то. Словом, в УК есть нормы для преследования по фальсификатам, но работают они от случая к случаю. Для меня намного важнее неотвратимость наказания, чем его размеры. Если бы все точно знали, что за подделку лекарств можно сесть на три года, то никто бы этим не занимался. В этом смысле у меня нет убежденности, что принятие каких-то новых статей УК решит проблему", — заявил эксперт. Адвокат, председатель МКА "Николаев и партнеры" Юрий Николаев, напротив, считает, что конкретизация законодательства в этой сфере даст правоохранителям больше возможностей для привлечения преступников к ответственности. "В УК сегодня, действительно, есть статьи, которые позволяют привлечь к уголовной ответственности, если подделка нанесла вред здоровью или привела к летальному исходу. Правда, если жертв нет, привлечь производителя фальсификата к уголовной ответственности практически невозможно. Чисто теоретически можно говорить, что ст. 159 "Мошенничество" применима к этим случаям, но с точки зрения юриста, чем более детализирован УК, чем меньше таких общих статей, как ст. 159, тем лучше, потому что общая статья позволяет добросовестным, а хуже всего — недобросовестным следователям, толковать ее как угодно. А когда статья максимально детализирована, то трактовать ее по-другому становится тяжело", — заметил юрист. А вот в неотвратимости предлагаемого Минздравом наказания он тоже усомнился. "Неотвратимость наказания зависит от работы правоохранительных органов, и новая статья в УК, конечно, облегчит им жизнь. Но добиться полного успеха можно лишь в том случае, если появится отдельное структурное подразделение, которое будет заниматься подобными делами, в распоряжении которого будет химическая лаборатория, позволяющая проводить необходимые исследования. Одной статьи для этого, конечно, маловато", — заключил он. Росбалт
 
« Пред.   След. »

ВКонтакте Псковское городское отделение

ВКонтакте Псковское областное отделение

Рейтинги

Статистика