Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Никита Белых намеревается поставить на кировской земле памятник эсэсовцам? Печать
11.09.2013 г.
Памятник узникам Вятлага, на поверку - эсэсовцам, в годы войны со звериной жестокостью истреблявшим мирное население, намеревается поставить на кировской земле губернатор области Никита Белых. Проект получил одобрение чрезвычайного и полномочного посла Латвии в РФ Эдгарса Скуя.

«Голос народа 43 регион»
2013-09-11 14:16
Поклониться эсэсовцам
За последние три с половиной года Эдгарс Скуя, чрезвычайный и полномочный посол Латвии в РФ, побывал в Кирове бессчетное число раз. Да и сам Белых не обделял эту прибалтийскую страну своими визитами. С его «воцарением» в Кирове взаимоотношениям области и Латвии вообще стало уделяться особое, порой даже неприлично трогательное внимание.
К примеру, уже к середине 2009 года Латвия и Кировская область договорились о совместном использовании вятских лесных ресурсов. Об эффективности таких договоренностей для бюджета до сих пор ничего не слышно, зато о хищническом уничтожении лесного фонда и попытках нажиться на перепродажах «зеленого золота» известно широко.
Но самое страшное стало происходить позднее. Странный поступок губернатора поверг в шок как ветеранов, так и всех хоть сколько-нибудь думающих и чувствующих людей.
Речь о следующем. В апреле 2011 года, когда вся страна готовилась к встрече Дня Победы, Белых и Скуя побывали в пос. Лесном Верхнекамского района Кировской области, где расположены захоронения латышей — бывших узников Вятлага. Здесь, в сопровождении латвийской делегации, они поклонились могилам и возложили к ним цветы. Скуя уверял, что в Вятлаге захоронены жертвы депортации 1940–1941 годов. На поверку выяснилось: Белых и Скуя возлагали цветы к могилам фашистов-эсэсовцев.
«Даже в опубликованном фотоотчете о возложении цветов отчетливо видны даты на памятнике: 1941—1953 гг., — отмечает сетевое издание Сегодня. Ру. — Думается, излишне объяснять, что за латыши поступали в советские лагеря во время войны и после нее — легионеры 15-й и 19-й гренадерских дивизий Ваффен СС, чины вспомогательной полиции и полицейских батальонов, которые истребляли мирное население Белоруссии, Псковщины, Тверской, Смоленской, Новгородской и Ленинградских областей».
«Вятские старожилы прекрасно помнят, что за латышские „жертвы депортации“ содержались в Вятлаге, — продолжает автор публикации. — Многие из них даже донашивали немецкую форму. Одним из кровавых „показателей их работы“ могут служить массовые расстрелы советских граждан, в том числе десятков тысяч евреев, летом-осенью 1941 г. в Риге, Даугавпилсе, Лиепае».
Сегодня. Ру приводит подробные данные о безжалостности членов фашистских подразделений, в том числе небезызвестной «команды Арайса», тысячами истреблявшей мирное население в городах и поселках Прибалтики, зверствовавшей в Бикерниекском и Румбульском лесах, свирепствовавшей на территории Украины. Часть именно этих людей (вернее — нелюдей), попавшихся в руки правосудия, и окончила свой земной путь в Вятлаге. Так вот кем на самом деле являются погребенные, к могилам которых возлагают цветы официально действующий глава региона Белых и его гость, посланник Латвии Скуя!
Но на этом дело не закончилось. В завершение визита растроганный Белых предложил своему гостю продолжить совместную работу по увековечению памяти узников Вятлага. Например, создать в поселке Лесной мемориал или стелу в их честь, заверив, что область возьмет на себя все работы по созданию инфраструктуры и благоустройству территории. По-видимому, именно такое вложение бюджетных средств Белых считает наилучшим.
В память о ворах и убийцах?
Тут же, без промедления (вот бы в ремонте дорог или ветхого жилья такую прыть) правительство объявило конкурс на проект памятника, за победу в котором пообещали кругленькую сумму в 300 тысяч рублей. Установить монумент решили в уже знакомом «компаньонам» поселке Лесной, где находились крупные места заключения военнопленных Великой Отечественной. Впоследствии, правда, заявили, что место расположения памятника открыто для обсуждения и площадкой для него вполне может стать сам административный центр области.
Об эсэсовцах, понятно, — ни слова. Беспрецедентную по цинизму идею подали как продолжение навязшей в зубах и весьма спорной темы о политзаключенных, а самих узников Вятлага — граждан, осужденных как за военные, так и за гражданские преступления — насилие, воровство и убийства, придумали именовать «жертвами».
Но ни тщательная лакировка намерений, ни вопли проплаченных пропагандистов и форумных комментаторов не могли никого ввести в заблуждение. Хотя в последние годы в нашей стране и принято переворачивать понятия с ног на голову — вора ставить на пьедестал, а труженика осмеивать, народ не обманешь.
Интересно, что даже потомки тех самых репрессированных, в память о которых якобы проектируется памятник, были весьма удивлены таким намерением.
— Мое ощущение — такой проект не поднимет значимость нашего края, не даст повода испытать гордость и не нацелит на созидательные действия, а наоборот… — это самое мягкое из высказываний, имеющих отношение к замыслу.
Идея поставить памятник заключенным удивила даже директора государственного архива социально-политической истории Кировской области Елену Чудиновских:
— В Вятлаге сидели как воры и убийцы, так и люди, осужденные по 58-й статье, то есть совершенно безвинные. Поэтому «узники Вятлага» — слишком общее, размытое понятие, которое, конечно, включает в себя и воров и убийц, — заявила она порталу gorodkirov.ru.

Экскурс в историю
В этом контексте нельзя не вспомнить о том, что в последнее время слова «Латвия» и «СС» часто употребляются вместе. Не первый год группа граждан, называющих себя «национальным» движением, проводит здесь марши легионеров в память солдат латышского легиона Ваффен СС, погибших во время Второй мировой войны. Акция вызывает осуждение во всем мире, однако организаторы пытаются трактовать события так, что легионеры якобы воевали за свободу страны против советской оккупации.
Бурное возмущение общественности в 2000 году вызвал суд над красным партизаном Василием Кононовым, которого Рижский окружной суд признал виновным в убийстве в 1944 году девяти мирных жителей и приговорил к шести годам тюрьмы закрытого типа. При этом показания свидетелей основывались не на лично виденном, а на услышанном от других (в приговоре так и сказано: «Люди говорили…»). Этот случай уникален, ибо Латвия стала единственной страной в мире, где к ответственности стали привлекаться борцы с фашизмом и победители в войне.
Одновременно Латвия отказалась судить Конрада Калейса, который служил фюреру, расстреливал евреев в Латвии и командовал ротой карателей, выжигавшей целые деревни. Хотя Кононов не подпадал под определение военного преступника, данное Гаагской конвенцией о законах и обычаях войны, а Калейс, без сомнения, подпадал. Такие события неизбежно вызывают яростное противодействие настоящих патриотов — антифашистов, и раскалывают общество на два лагеря.
Но с чего началась ревизия истории? Ответ прост: антисоветизм и русофобия пришли в политическую жизнь Латвии в 1991 году с возвращением на родину латышской эмиграции, тогда в Латвию вернулось более 30 тысяч человек. Научно-культурологический интернет-журнал relga.ru приводит данные исследований доктора истории, доцента Балтийского Русского института Виктора Гущина, который утверждает, что вклад западной латышской эмиграции в формирование господствующей идеологии был определяющим.
Известно, что в конце войны на Запад бежали, по разным оценкам, от 120 до 265–280 тысяч латышей — как раз те люди, что в период фашистской оккупации служили в полицейских формированиях и были причастны к убийствам мирных жителей. Некоторые из них до 1940 года поддерживали авторитарный и этнократический режим Карлиса Ульманиса и имели немалое влияние. Все они бежали вместе со своими семьями, с детьми, которых воспитывали в соответствующем духе. И вот они вернулись. Вернулись с обидой, желанием мстить за тяжелые годы в изгнании и весьма смутным представлением о том, что происходило в Советской Латвии.
Именно западная латышская эмиграция после 1991 года и определила идеологический возврат Латвийского государства к строительству националистической Латвии, подготовила реабилитацию этнократического режима Ульманиса и Латышского добровольческого легиона СС, а также выступила с инициативой пересмотра итогов Второй мировой войны. Именно она пытается сделать из легионеров СС героев-добровольцев, сражавшихся за независимость Латвии.
В то же время необходимо знать, что простые жители страны активно воевали с фашизмом. По данным доктора исторических наук Василия Савченко, на стороне антигитлеровской коалиции сражалось более 100 тысяч латышей. Латышская гвардейская дивизия доблестно воевала до самого Дня Победы. 15 тысяч латышей получили советские боевые награды, 12 генералов-латышей командовали крупными соединениями, а генерал-полковник Берзинь — фронтом.
Новый Кипр
Но в чем причина того, что именно к Латвии питает такую трогательную нежность кировский младолиберал? И почему так заинтересован в нашей области латвийский посол?
Ларчик открывается просто — здесь имеет место обоюдный интерес. Сегодня именно Латвия является своеобразным мостом для перекачки в Евросоюз незаконных российских денег. После кризиса на Кипре и усиления бдительности к подозрительным источникам вкладов, отмеченного в Люксембурге и Швейцарии, Латвия с ее мягким финансовым и правовым законодательством стала очень привлекательной для определенных категорий вкладчиков. Американская газета «The National Interest» отмечает, что Латвия может быть идеальным местом для отмывания денег — недаром же шесть крупных банков страны подозреваются в организации коррупционных схем по отмыванию средств.
И далеко не случайно Латвию именуют сегодня новым Кипром. «Советская Россия» сообщает, что в настоящее время на долю иностранцев в этой стране приходится уже 48,9% вкладов, тогда как на Кипре — в государстве с рухнувшей экономикой — их число составляло всего 37%. Теперь понятно, что и для самой Латвии, чрезвычайно зависимой от российских денег, так важно тесное сотрудничество с Россией.
Кстати, по некоторой информации, как раз в Латвии может скрываться непосредственный ставленник Белых, бывший глава департамента госсобственности Константин Арзамасцев.

    • Между тем проект для памятника уже выбрали. Его автором стал известный московский художник Борис Мессерер. Его эскиз представляет собой 25-метровый крест с решетками, в ячейках которых размещены портреты наиболее известных заключенных. Вот так — в стране, победившей фашизм и показавшей всему миру величие человеческого духа, хотят поставить памятник побежденным завоевателям… При этом речь идет не о персональном надгробии для того или иного человека, а об официальной, государственной политике. А потомкам героев предлагают просто безмолвно согласиться с тем, как будут топтать их идеалы. Так кем же поставлен и на кого работает Белых?

    Кстати, в Верхнекамском районе уже немало мемориальных сооружений, посвященных военнопленным. Зато сам район являет собой крайне печальное зрелище. Положение здесь вполне сравнимо с последствиями вражеского нашествия: корпуса общежитий, возведенные недавно, но уже заброшенные по причине того, что жильцы решили оставить неперспективную территорию, остовы порушенных зданий, холупы, в которых еще ютятся старожилы, и заросшие поля на месте вчерашних колхозных посевов… То, чего не смогли сделать немецкие захватчики, стало возможным благодаря еще одной необъявленной войне против России, которая ведется сегодня.

 
« Пред.   След. »

Рейтинги

Статистика