Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Дефицит зерновых и всплеск инфляции Печать
23.07.2013 г.
Независимый экономист Владислав Жуковский: Дефицит зерновых рискует спровоцировать продовольственный кризис и всплеска продуктовой инфляции

Буквально на глазах продолжает ухудшаться ситуация в агропромышленном комплексе — темпы роста выпуска продукции сельского хозяйства сжались с 4,2% в первом полугодии 2012 г. до 2% в аналогичном периоде 2013 г. При этом во 2-м квартале прирост и вовсе замедлился до 1,8%, чего не наблюдалось в России аж с засухи и пожаров 2010 г., которые были многократно усилены преступной халатностью чиновников и бездействием МЧС.
Владислав Жуковский для KPRF.RU
2013-07-23 11:02
Крайне неоднозначные тенденции наблюдаются с динамикой посевных площадей, которые продолжают сжиматься на протяжении последних 20 лет — в 2013 г.по сравнению с 2012 г. размер площадей под картофель сжался на 4,4%, под овощные культуры — на 1,4%, а под сахарную свёклу размер площадей и вовсе обвалился на 20,7%. И лишь объём площадей по зерновыми и зернобобовыми культурами вырос на 2,8% по сравнению с 2012 г. до 46,1 млн. гектаров, причём посевы пшеницы выросли на 1,4%. Да, без малого на 11,4% вырос размер посевных площадей под подсолнечником — до 7241 тыс. га.
Однако радоваться здесь особенно нечему — подсолнечник является технической культурой и интерес к нему со стороны сельхозпроизводителей обусловлен как низкой капиталоёмкостью и высокой оборачиваемостью капитала в данном сегменте, так и стабильно высоким спросом на технические культуры в пищевой промышленности. При этом сам по себе подсолнечник и продукция из него (семечки, подсолнечное масло и т. д.) не занимает сколько-нибудь значимого места в продуктовой корзине россиян и крайне слабо связан с удовлетворением потребностей человека в продовольственных товарах.
Стоит сказать, что сокращение посевных площадей в первом полугодии 2013 г. отнюдь не стало каким-то неприятным сюрпризом и из ряда вон выходящим событием — процесс упадка сельхозпредприятий и зарастания бурьяном некогда возделываемых угодий продолжается с переменными успехами на протяжении всех последних 25 лет «рыночных преобразований» и «либерального погрома» реального сектора экономики. Так, согласно официальным данным Росстата, за период 1990—2012 гг. из состава возделываемых сельхоз площадей выбыло порядка 41,3 млн. га — размер посевных площадей сжался на треть (с 117,7 до 76,3 млн. га. Притом что даже в 2000 г., т. е. практически сразу после августовского дефолта 1998 г., площадь возделываемых сельхозземель превышала нынешние отметки на 12% и достигала 84,6 млн. га.
Если за период 1990—2012 гг. суммарные площади под сельхоз культурами сократились на 35,2%, то площадь угодий под зерновыми и зернобобовыми культурами сократилась на 29,5%: под рожью — на 80,5%, под ячменём — на 35,7%, под овсом — на 64,4%, под просо — на 75,5%, под рисом — на 29,7%, а под зернобобовыми культурами — на 48,1%. И лишь по техническим культурам наблюдается рост посевных площадей на 85,2% в силу стремительного роста площадей под масличными культурами (в 2,51 раза), который позволил компенсировать снижение возделываемых площадей под сахарной свёклой (на 21,7%) и обвал угодий под льном-долгунцом (на 86,3%). Откровенный упадок наблюдается в сфере кормовых культур — суммарная площадь возделываемых угодий сократилась за 22 года ультралиберальной безответственной макроэкономической политики и «кудриномики» на 60,7%.
На глазах ухудшается ситуация с поголовьем крупного рогатого скота — темпы спада ускорились с 0,5–0,7% в первые месяцы 2013 г. до 1% в мае и 1,8% по итогам июня. При этом наиболее сильный спад фиксируется в поголовье коров (на 1,7% в июне), а также овец и коз (на 0,5%). Откровенно удручающая ситуация с производством молока — по итогам января—июня текущего года по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. года надои сократились на 4,2% и составили 3,4 млн. тонн в июне. Производство яиц за рассматриваемый период продемонстрировало спад как минимум на 0,7%. И лишь производство скота и птицы на убой в живом весе увеличилось на 6,3% в первом полугодии 2013 г. после роста на 8,2% годом ранее.
Однако главным образом это обусловлено забоем молочного скота аграриями, которые сталкиваются с удорожанием фуражного зерна и кормов, скачкообразным ростом цен на ГСМ и услуги естественных монополий, разрастанием коррупционных поборов и административных барьеров, повышением ставок по кредитным ресурсам при одновременном ужесточении требований к заёмщикам, а также сокращением финансирования АПК со стороны государства.
Для сравнения, по данным Минфина России и Федерального Казначейства, в 2012 г. из консолидированного бюджета России (т. е. как не федеральном, так и на региональном уровнях) на поддержку сельского хозяйства и рыболовства было выделено порядка 276,5 млрд. рублей. При этом на оплату импорта продовольственных товаров и продуктов питания, по данным Федеральной таможенной службы, Россией было потрачено без малого 50 млрд. долл., что эквивалентно 1,5 трлн. рублей. И это не говоря о том, что в расчёте на один гектар сельскохозяйственных угодий в России выделяется в 25–35 раз меньше финансовых ресурсов из бюджетной системы, чем в странах Еврозоны, США и даже Японии.
Стоит сказать, что после втягивания России на «Титаник ВТО» крупнейшие российские государственные банки (Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк и т. д.) стали в спешном порядке сокращать лимиты по кредитованию и закрывать кредитные линии крупнейшим отечественным аграриям и производителям сельскохозяйственной техники. Как заявляют сами банкиры, никто не хочет кредитовать, тем более на длительный срок, завтрашнего банкрота, который в силу объективных причин не сможет выдержать конкуренцию с крупнейшими американскими, европейскими, японскими и канадскими вертикально интегрированными транснациональными корпорациями. Так, Ростсельмаш, крупнейший в России производитель сельскохозяйственной техники, удерживающий на плаву отечественное наукоёмкое сельхозмашиностроение, уже объявил о сокращении нескольких тысяч рабочих мест на своих производственных предприятиях после того, как крупнейшие банки (прежде всего принадлежащие государству) отказались рефинансировать старые займы и выдавать новые кредиты на развитие производства.
Беспрецедентный спад запасов зерна
Однако ещё больше опасений вызывает ситуация со стремительным сокращением запасов сельскохозяйственного сырья, которое может усугубить и без того крайне непростую ситуацию с дефицитов продовольствия и усилить удорожание продуктов питания. Согласно последним оценкам Росстата, по состоянию на начало июля 2013 г. в сельскохозяйственных, заготовительных и перерабатывающих организациях запасы зерна сократились на 24,5% по сравнению с аналогичным периодом 2013 г. и едва дотянули до отметки в 12,8 млн. тонн. Более того, не получается объяснить наблюдаемый спад статистическим эффектом высокой базы — по состоянию на июль 2012 г. запасы составляли 16,9 млн. тонн., что лишь немногим больше показателей лета 2011 г. (16,7 млн. тонн).
При этом наиболее сложная ситуация складывается в заготовительных и перерабатывающих организациях, запасы зерна в которых обвалились на 36,8% в годовом выражении — с 9,3 до 5,9 млн. тонн. Несколько лучше обстоят дела в сельскохозяйственных организациях — запасы зерновых культур сжались на 9,5% — с 7,6 до 6,9 млн. тонн. Если аграрии ещё как-то сводят концы с концами и имеют свободный резерв и место для манёвра, то у производителей сельхозпродукции ситуация с запасом сырья приближается к критической — это может спровоцировать спад производства сельхозпродукции уже осенью текущего года и, как следствие, скачкообразное удорожание продуктов питания и раскручивание маховика инфляции.
Таблица 1. Изменение запасов зерна в России
Источник: данные Росстата
В глаза бросается не только и не столько само по себе крайне сильное снижение запасов зерна в заготовительных и перерабатывающих организациях. Хуже всего то, что наиболее глубокий спад зерновых запасов фиксируется именно в тех сельскохозяйственных культурах, которые являются сырьевой базой пищевой промышленности и занимают основное место в потребительской и продуктовой корзине россиян. Так, по состоянию на июль 2013 г. в годовом выражении запасы пшеницы сократились аж на 41,9%, а пригодной на продовольственные цели — на 55,1%. Ржи — на 36,3% (из неё пригодной на продовольственные цели — на 26,6%), просо — на 59,5%, риса — на 48,9%, овса — на 29,2%, ячменя — на 19,6%, а прочих зерновых культур — на 54,5%. Лишь по двум товарным группам наблюдается рост запасов — по гречневой крупе (на 7,7%) и по кукурузе (на 31,6%). Однако общей крайне пессимистичной картины они не меняют — запасы зерновых культур тают буквально на глазах.
Таблица 2. Запасы зерна в заготовительных и перерабатывающих организациях по видам культур
Источник: данные Росстата
Удручающая ситуация складывается в регионах — в Воронежской области спад достигает 26,4%, в Рязанской — 30,1%, в Смоленской — 40%, в Вологодской — на 44,9%, в Калининградской — на 58,1%, в Вологодской — на 44,9%, в Астраханской — на 75,3%, в Волгоградской — на 58,8%, в Ингушетии — на 34,4%, в Карачаево-Черкесии — на 36,8%, а в Хабаровском крае спад и вовсе превысил отметку 83,1%. Притом что в Уральском и Сибирском федеральных округах, которые традиционно отличаются весьма сложной ситуацией с обеспеченностью продовольствием, спад зерновых запасов достиг 45%. Аналогичные тенденции наблюдаются в Приволжском округе спад достигает критических отметок в 52,8%. В Башкирии запасы зерновых культур у перерабатывающих организаций упали на 64,1%, в Марий Эл — на 48,1%, в Татарстане — 60,1%, в Чувашии — на 44,8%, в Пермском крае — на 52,7%, в Оренбургской области — на 51,1%, в Пензенской — на 58,8%, в Ульяновской — на 52,5%, а в Саратовской — на 65,7%.
Крайне неоднозначная ситуация наблюдается в основных сельскохозяйственных регионах России и главных житницах страны: в Астраханской области зерновые запасы обвалились на 75,3%, в Волгоградской — на 58,8%, Ростовской — на 21,4%. И лишь благодаря 45% росту зерновых запасов Краснодарском крае, на долю которого приходится 67,1% суммарных зерновых запасов Южного федерального округа), статистикам удалось отчитаться о росте запасов сельхоз сырья в округе на 4,3%.
Маховик продовольственной инфляции
Крайне показательно, что маховик инфляции под нажимом дорожающих продуктов питания уже начинает раскручиваться на полную мощность: темпы роста потребительских цен подскочили практически в 2 раза — с 3,8% в первом полугодии 2012 г. до 7,2% в аналогичном периоде 2013 г. При этом хлеб и хлебобулочные изделия дорожают на 15,7%, макаронные изделия — на 11,8%, мука — на 9%, подсолнечное масло — на 7,4%, а плодоовощная продукция прибавляет в цене свыше 15,2%. Хуже того, согласно официальным данным всё того же Росстата, только за период с начала 2013 г. по середину июля цены на картофель выросли ни много не мало на 207,9% (!), капуста белокочанная подорожала на 62%, а цены на хлеб обновили свой пятилетний максимум.
Совершенно не понятно, куда и по чьей указке смотрят компетентные органы — от ФАС, который должен предотвращать монополистические сговоры, а также сдерживать произвол крупных торговых сетей и перекупщиков, до правоохранительных органов, которые должны бороться с этнической мафией, давно и плотно монополизировавшей рыночную торговлю и извлекающую сверхдоходы от злоупотребления монопольным положением. Складывается такое ощущение, что речь идёт не о России, которая традиционно на протяжении веков была одной из крупнейших сельскохозяйственных держав с развитым АПК и мощным экспортным потенциалом, способной обеспечить себя практически всем спектром продовольственных товаров, а о «банановой республике», которая не в силах сама себя прокормить.
Совершенно не объясним феномен, почему в России стало не выгодно выращивать картошку и капусту?! Судя по всему, масштабы структурно-технологической деградации экономики, примитивизации производства, неадекватности проводимой социально-экономической ситуации, засилья импортных товаров, коррупционных поборов и произвола монополий достигли таких высот, что на территории России стало нерентабельно не просто собирать автомобили и самолёты, но даже заниматься такой «инновационно и наукоёмким» видом экономической деятельности, как выращивание картофеля и капусты. В противном случае просто невозможно с точки зрения здравого смысла и логики объяснить ситуацию с острым дефицитом плодоовощной продукции и, как следствие, продолжающимся на протяжении последних 4 лет скачкообразным ростом цен на неё.
Одновременно с этим, как и положено, в России, свой весомый вклад в раскручивание маховика инфляции вносят активно приватизируемая и коммерциализируемая бюджетная сфера, а также безудержно разрастающиеся аппетиты естественных и инфраструктурных монополий, которые, пользуясь тесными коррупционными связями и поддержкой в самых высоких кабинетах власти, лоббируют ежегодное повышение тарифов на свои услуги на 15–20%. Так, за период с 1 января по 15 июля 2013 г. проезд в городском муниципальном автобусе подорожал на 5,1%, проезд в трамвае — на 8,9%, проезд в троллейбусе — на 10%, электроснабжение — на 9,7%, горячее водоснабжение — на 5%, а отопление и водоотведение выросли в цене на 4,9%.
Таблица 3. Изменение цен на товары и услуги первой необходимости
Изменение цен на некоторые товары и услуги первой необходимости за период с 31 декабря 2012 г. по 15 июля 2013 г. (в %)
Хлеб ржаной и ржано-пшеничный 107,2
Хлеб пшеничный из муки 1 и 2 сортов 106,2
Мука пшеничная 109
Картофель 207,9
Капуста белокочанная свежая 162
Проезд в городском муниципальном автобусе 105,1
Проезд в трамвае 108,9
Проезд в троллейбусе 110
Плата за жилье в домах государственного и муниципального жилищных фондов 105,2
Водоснабжение горячее с использованием счетчиков индивидуального учета 105
Отопление, за Гкал 104,9
Электроснабжение 109,7
Источник: данные Росстата
На этом фоне стремительное падение запаса зерновых культур (практически на четверть по сравнению с аналогичным периодом 2012 г.) лишь подливает масла в огонь и стимулирует рост цен на социально значимые товары и услуги. Существенно повысившиеся риски формирования дефицита сельхоз сырья могу сыграть на руку крупным перекупщикам и спекулянтам, которые, воспользовавшись халатностью и личной коррупционной заинтересованностью чиновников, с удовольствием могут повторить опыт осени 2010 и 2012гг. — искусственно придерживая товары и формируя ажиотаж вокруг несуществующего дефицита продовольствия, спровоцировать рост цен на продукты питания и, прежде всего, зерновые культуры.
Напомним, что пару лет назад в целом ряде регионов и крупных городов (Перми, Пскове, Казани, Уфе, Челябинске) как по команде с прилавков исчезли гречневая и манная крупа, геркулес, пшено и т. д. Это очень сильно напоминает саботаж конца 1980 и начала 1990-х годов, когда перекупщики и спекулянты при поддержке «доброжелателей» из политического руководства СССР формировали искусственный дефицит товаров первой необходимости, тем самым разгоняя потребительские цены, блокируя и дезинтегрируя деятельность как товаропроводящих цепочек, так и всей экономики в целом.
Другими словами, товары и услуги первой необходимости, на долю которых приходится критическая часть расходов подавляющей части населения России (50–80% затрат семейного бюджета 70% россиян с доходами менее 25 тыс. рублей), только по итогам первого полугодия умудрились вырасти на 5–10% за период с начала года и на 10–15% в годовом выражении. В такой ситуации можно смело забыть не только про официально заложенные в бюджете на текущий год уровни в 5,5% — эти прогнозы являлись очевидной профанацией и псевдонаучной фикцией ещё в конце 2012 г. на стадии формирования проекта бюджета на 2013—2015 гг. Можно смело забыть и про официальные крайне политкорректные и оторванные от повседневной жизни 80% россиян оценки Росстата, согласно которым прирост индекса потребительских цен в России не превышает 7,2%. На деле товары и услуги первой необходимости растут в цене в 2–2,5 раза быстрее, чем инфляция в «причёсанных» и удобоваримых отчётах Росстата. Для подавляющей части населения реальный рост цен достигает 13–15%. И обвальное падение запасов зерновых лишь усугубит и без того крайне непростую ситуацию.
Пресс-служба Псковского обкома КПРФ.

 
« Пред.   След. »