Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Солнце не затмить! Печать
20.06.2013 г.
Ответ югославского писателя Йоле Станишича антисоветчикам и антисталинистам
Статья югославского поэта, писателя, публициста Йоле Станишича. Я счастлив, что в Якутии воздвигли памятник Иосифу Виссарионовичу Сталину, и об этом с радостью узнают другие народы и государства. Никогда никому не удастся опровергнуть историю и затмить заслуги СССР перед человечеством. Сегодня можно говорить, что реальный социализм в Европе разбит и замазан черной краской. Но никто не может уничтожить великую идею социализма, никакие агрессии и цунами. Великая идея воскреснет! Воскреснет и озарит человечество новой молодостью!

Йоле Станишич, югославский поэт, писатель, публицист
2013-06-20 10:28
Во мне имя Сталина с детства. Святое имя. Брат мамы Нико Милатович стал коммунистом в 1919 году — в год формирования партии югославских коммунистов. А в 1921 году он был самым молодым участником народного восстания за советскую Черногорию, возглавляемого известным революционером Вукашином Марковичем (соратником Ленина и Сталина, участником Октябрьской революции и Гражданской войны в России).

Мама упоминала святителей, а её брат — имена революционеров. В моем детском воображении это было символом героизма, волшебства и бессмертия.

В 1941 году на отвесных скалах Черногории, когда вспыхнуло народное восстание против фашизма, появились вырезанные слова:

«Смерть фашизму — свободу народу!» И рядом с этими словами: «Живио Сталин!» («Да здравствует Сталин!»)

В этом я почувствовал мощь героизма, святую ценность свободы и решимость быть сторонником великой идеи.

В 1948 году Центральный Комитет КПЮ (Коммунистической партии Югославии) меня, как молодого поэта, направил на учебу на специальный факультет журналистики и дипломатии. Намерение партийного руководства было подготовить будущих дипломатов и журналистов.

В этом же 1948 году в Югославии началась под руководством Иосипа Броз Тито антисоветская кампания, которая означала начало раскола в международном коммунистическом движении.

Весной 1948 года появились письма Сталина и Молотова, направленные в ЦК КПЮ. В этих письмах доброжелательным тоном упоминались некоторые ошибки, проявившиеся в югославской действительности.

Известно, что в 1947 году был сформирован Коминформ во главе с Советским Союзом и странами народной демократии, к которому присоединились компартии Италии и Франции. На заседании в Польше были утверждены документы о совместной деятельности компартий, планах и информации в интересах международной сплоченности и солидарности всех коммунистов мира.

Письма Сталина и Молотова выражали убедительное доказательство, что только искренним сотрудничеством можно укрепить дружбу и сопротивление влиянию империалистической идеологии. Подчеркивалось: если не исправить некоторые ошибки, они могут иметь катастрофические последствия. В письмах Сталина и Молотова была только одна цель: спасти Югославию от ревизионистской и оппортунистической заразы. Тайно от членов партии эти письма обсуждались на заседании ЦК КПЮ. Старейший член Политбюро серб Сретен Жуёвич и хорват Андрия Хебранг выступили со словами одобрения советов Сталина и Молотова, а Тито сказал: «Мне кажется, что мы устали, надо отдохнуть и продолжить дискуссию завтра в 14 часов».

На следующий день на заседании не присутствовали Жуёвич и Хебранг. Никто из присутствующих членов политбюро не спросил, где они, боялись. А они были тайно арестованы без всякого согласования с членами Политбюро. Тито приказал А. Ранковичу арестовать их и никому ничего не говорить.

Коминформ назначил второе заседание в Бухаресте в конце июня 1948 года. Повестка заседания была: «Положение в Югославии». Три раза приглашалось на заседание югославское руководство. Но оно бойкотировало заседание. Принципы Коминформа были марксистскими, как и принципы партийных ячеек, где все члены должны присутствовать.

На заседании Коминформа в Бухаресте была принята резолюция «О положении компартии Югославии». В Югославии эта резолюция была напечатана, и кто согласился с ее текстом, были немедленно арестованы, а также и те, кто говорил: «Все-таки надо было присутствовать на заседании в Бухаресте и там доказать свою позицию».

На факультете журналистики и дипломатии, где я учился уже второй год, было 150 слушателей со всей Югославии, способных и надежных людей. Преподавательские кадры были очень эрудированны — крупнейшие ученые, а некоторые были даже членами ЦК. Несколько слушателей, из числа сторонников резолюции Коминформбюро, тоже арестовали. Некоторым пришлось эмигрировать, чтобы избежать ареста. Несмотря на это, мы не осознавали всю величину надвигающейся катастрофы.

И вот 21 декабря 1949 года мы, десять студентов-единомышленников, собрались тайно на квартире нашего друга, чтобы послушать, как Москва празднует 70-летие тов. Сталина. Мы слушали московское радио — передачу для Югославии. Такие передачи было опасно слушать, независимо от того, чему они были посвящены. На сербском языке читали передовую статью Леонида Леонова «Два солнца» из газеты «Правда». В ней говорилось: «Одно солнце не согревает всех людей. Но солнце на небе истории — тов. Сталин, — согревает всех свободомыслящих людей, всех, кто борется за правду и свободу на планете Земля».

В этих словах мы почувствовали единство и веру в пролетарскую солидарность мира, и чувство счастья озарило наши лица. Но скоро наша радость исчезла: в ту ночь мы все были арестованы и брошены в тюрьму Главняча, где практически без предъявленного нам обвинения и следствия жестоко избивались. Тюрьма превратилась в кровавую бойню. Мы были разъединены, и в тюрьме друг друга не видели. Но в ночной тишине, в боли и цепях, в наших душах сияло имя Сталина. Мы надеялись, что после тюрьмы нас ждет какой-нибудь трудовой исправительный лагерь, где люди смогут свободно разговаривать друг с другом и продолжать духовное содружество. Но никто из нас не знал, что в Югославии среди прекрасного моря существует так называемый Голый Остров — место ужаса и смерти, где людей пытают страшнее, чем пытали в фашистских застенках, и откуда в мир не доходит никакой информации.

В апреле 1950 года мы в цепях, в темных вагонах были куда-то увезены, а на вторую ночь мы были связаны и брошены в грузовой корабль, который доставил нас, живых и мертвых, на остров посреди моря. Это был Голый Остров. Здесь избитых людей мучали жаждой, голодом, пытали и истязали, подвергая нечеловеческому унижению, чтобы сломить и уничтожить как личность.

В эти дни страшных испытаний я вспоминал сон, который приснился мне в тюрьме Главняча, когда я еще ничего не знал о Голом Острове. Избитый тюремщиками, я старался скорее заснуть, чтобы меньше чувствовать боль. Засыпая, обращаюсь к Сталину, как к Богу, помочь мне выдержать. Вдруг вижу себя в группе молодых людей, и все мы в воде — ни на корабле, ни в лодке, ни на пароме, а будто под ногами большая каменная плита, — грубая, неровная, и мы плывем.

Кормчий поворачивается ко мне, до этого момента я видел только его спину, и говорит: «Не волнуйся, я — надежный кормчий». Я узнал в нем Сталина. Мы пристаем к крутому берегу и идем по крутизне среди берез, а впереди идет Сталин, а за березами — солнце. Тогда, проснувшись, я решил про себя, что сон этот вещий, и рано или поздно, но придет освобождение, и будет оно из России, где, как я знал, растет много берез. Оказавшись на Голом Острове, я постоянно вспоминал пророческий сон, и он давал мне силы выдержать жуткие страдания. И я говорил себе: «Остров и есть каменная плита, вокруг море… Значит, будут и русские березы, надо верить и надеяться».

Однажды при очередных издевательствах барачный старшина вывел меня перед строем и приказал: «Скажи: Сталин — бюрократ!»

«Я этого не могу сказать, — ответил я, — ибо в его „Вопросах ленинизма“, которые я внимательно читал, я не нашел бюрократизма. И как я могу называть бюрократом человека, которого не видел?» После этих слов барачный старшина приказал прогнать меня через строй таких же бедолаг, как я. Удары болели долго, но меня наполняла гордость, что я и в муках своих не оскорбил Сталина, это возвышало меня и давало силы.

…Спустя несколько лет, меня освободили как безнадежно больного и позже я с группой товарищей пытался эмигрировать. Находясь на туристском корабле «Сплит», мы бросились в Дунай. Титовские пограничники и полицейские с корабля стреляли в нас… Нас спасли румынские пограничники, а еще через несколько лет я оказался в Советском Союзе. Сбылся мой сон.

Я с юности пришел к выводу, что на свете не было государственного деятеля такой творческой мудрости, такого гуманизма, какой был у Сталина. Таким он остался в моей душе и утверждается все больше. Он — Генералиссимус Победы над самым страшным врагом, он — руководитель величайшего государства — Советского Союза и не позволил никому отломить даже малейшего кусочка от огромной советской страны. Он — вождь всего международного коммунистического движения. На него и на Советский Союз смотрел с надеждой весь трудящийся мир.

И что сделали вульгаризаторы и подлые реформаторы Хрущев и Горбачев?

Вдребезги разбили и государство, и международную солидарность и создали позорный антикоммунистический, антинациональный хаос, над чем могут только каркать вороны, и камни от стыда краснеют. Абсурдны были утверждения титовцев, будто Сталин хотел ввести в Югославию Советскую Армию и остановить «специфический югославский путь развития». Подобная ложь в разных формах усиливалась стократно и действовала как взрывчатка. Люди не знали, что им ждать и на кого надеяться. Они верили Советской Армии и были благодарны, что она освободила Югославию и все балканские страны, Европу от гитлеризма.

Мне самому вместе с моими братьями довелось сражаться в югославском партизанском отряде против фашистских захватчиков, и, несмотря на героизм партизан и помощь интернационалистов, без Советской Армии мы бы не справились. Народ это понимал. Советский Союз сразу после войны подарил армии Югославии сотни самолетов, тысячи танков, самое современное на то время оружие и направил в нашу страну сотни подготовленных советских специалистов обучать военному мастерству югославов.

Все это народ благодарно помнил. Не забыл и того, что тысячи моих соотечественников пострадали от кровавого режима Тито за одно то, что искренне говорили: «Слава и хвала Сталину!» Безусловно, люди поверить не могли в выдумки насчет ввода советских войск, но главное поняли: их стремятся разъединить и заставить пойти против совести.

В 1949 году, когда титовская полиция арестовала несколько сот советских граждан — потомков белоэмигрантов, Сталину на заседании Политбюро некоторые предлагали ввести войска для их освобождения. Он ответил: «Мы, марксисты-ленинцы, и никогда не были и не будем сторонниками импорта контрреволюции или экспорта революции». На том заседании Политбюро присутствовал и легендарный югославский генерал Перо Попивода.

Антикоммунизм всегда был агрессивен. Но сегодня его агрессивность, благодаря, массовым компьютерно-цифровым информациям увеличилась стократно. Позорно для всех советских народов, что не осталось ни одного памятника Сталину. Ни один народ в истории не познал такого унижения.

О Сталине сложены гениальные поэмы и тысячи стихотворений. Лучшие умы ХХ века удивлялись его мудрости и силе воли. Даже заклятые враги относились к нему с уважением. Более чем печально, что недавно и последний памятник на его родине в городе Гори, был изломан. И может только радовать и служить прогрессу каждая новая достоверная книга о нем, созданный художником портрет, изваянный скульптором и отлитый в бронзе памятник.

В Югославии сразу после Второй мировой войны стало любимым изречение одного талантливого писателя: «Куда протянет указательный палец Сталин, туда шагает человеческая история». Когда контрреволюция победила в СССР, она подобно стервятникам набросилась на живых и мертвых. Поселившись в чужих гнездах, стервятники угрожают даже мемориалу на Красной площади у Кремлевской стены, хотят его разрушить или «перенести» в другую географическую точку.

Я уверен, что все эти угрозы ничтожны перед логикой событий и закономерностями развития человеческой истории. Никаким самым жестоким иезуитам не удастся вырвать имя Сталина из созвездия бессмертных личностей.

Я счастлив, что в Якутии воздвигли памятник Иосифу Виссарионовичу Сталину, и об этом с радостью узнают другие народы и государства. Никогда никому не удастся опровергнуть историю и затмить заслуги СССР перед человечеством.

Сегодня можно говорить, что реальный социализм в Европе разбит и замазан черной краской. Но никто не может уничтожить великую идею социализма, никакие агрессии и цунами.

Великая идея воскреснет!

Воскреснет и озарит человечество новой молодостью!

 
« Пред.   След. »