Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Сергей Каширин. Крик человеческой души. Кто виноват и что делать? Печать
17.04.2013 г.
Гдов, подражая Лермонтову, скажем, на карте генеральной кружком означен не всегда. И, подобно Тамани тех времён, городишко тоже захолустный, провинциально безвестный. Соответственно и гдовичи. Искони тихо- мирно жили- были, и вдруг…

И вдруг гром с ясного февральского неба. Гром и молния. В одночасье, буквально в единый миг, бах! — и Гдов в эпицентре общемировой шумихи и ошеломляющего общемирового внимания. По радио, едва ли не по всем каналам голубого экрана и неисчислимым страницам разнокалиберных газет так и шумит, так и гудит, так и несётся: Гдов… Гдов… Гдов… И родная, и любимая газета «Гдовская заря» туда же. В номере за 22 февраля 2013 года, как обухом по мозгам, заголовок: «А корень зла — в Гдове».

Оторопев, чешу затылок. Вот те на! В США приёмная американская мать зверски, садистски, до того жестоко избила трёхлетнего приёмного Максимку Кузьмина, что несчастный мальчонка умер. А родом он, оказывается, из Гдова. Так теперь понятно вам, где «корень зла»? Бедненькая американочка, до чего тебя довёл этот русский гдовский злой отпрыск! Ай- ай- ай… Ну, и Гдов… Ну. и Гдов… Сначала так мерзко вырастил и воспитал непутёвую Юльку, что её лишили родительских прав, потом ещё и этого, видать, в маманьку до того нетерпимого уже в свои три годика шалопая- хулигана, а разнесчастной американочке отдувайся. Подумаешь, лупила, по чему попадя… Подумаешь, убила… Гдов треклятый довёл…

В таких вот расстроенных чувствах иду- бреду в Администрацию к заместителю Главы района по социальным вопросам и вопросам культуры Арине Владимировне Фирсовой, надеясь разобраться- вникнуть поглубже. И надо же, ну, ей- ей, мистика! — что называется, носом к носу встречаю в кабинете незнакомку, допрашивающую о всё той же Юле Кузьминой Татьяну Сергеевну Рюрикову и уже названную Фирсову. Представилась, так сказать, мельком: «Елена Степановна, из „Российской газеты“ — и продолжает допрос.

Та-ак… Сижу — слушаю. Все вопросы, все расспросы — только о Юле. Понятно. Цель и направленность разговора ясна. Естественно, всё будет изложено и в её газете. „Гдовскую зарю“, вижу, ещё не читала, но по всему услышанному догадываюсь, что примерно то же самое будет и в общероссийской „Российской газете“. Вдобавок слышу этак между прочим:

-Я ещё должна в редакции вашей районки побывать…

Вот те нате! — я аж на стуле ерзанул. На беду, из- за стечения обстоятельств, буквально пару дней тому 19 февраля в „Гдовской заре“ была и ещё одна статья той же Татьяны Ерохиной и тоже с убийственно умопомрачающим заголовком: „Родила и… закопала“. У- у- у, любой уже от одних только заголовков таких обалдеет. Действительно, что же это за город такой, что за район и что же это такое тут творится?

Читаю — у самого кровь леденеет. Татьяна Ерохина в силу женской своей впечатлительности прямо- таки каким-то садомазохистским пристрастием, ну, ей- ей, прямо- таки смакуя каждую жуткую подробность, так зримо- наглядно воспроизводит картину того, как молодая мама рожала, убивала и закапывала только- только рождённого, но уже живого, чувствующего, а, может, уже и понимающего младенца, что хватаюсь за валерьянку. Такой натурализм, такой физиологизм…

Ну, по писательско- журналистскому опыту прикидываю, это чтобы у читателя вызвать праведный гнев к матери- детоубийце. А следом во второй статье, в таких же тонах рисуется и мама Максимки Кузьмина. Уж и такая она, и разэтакая… И брат из- за неё повесился, и вообще „где нальют, там у неё и семья, с кем выпивает, тот и муж“…

Сразу видно отточенное перо профессиональной газетчицы. Как ныне говорят, достала. Поймём и разделим благородное негодование. Только после таких вполне справедливых эмоций душу ещё более тяжко томит неотвязный жгуче- больной вопрос: ну, а почему, почему такое у нас происходит? И как это прикажете понимать: „Корень зла — в Гдове“? Неужто здесь сплошь женщины- детоубийцы? Или как?

Не мудрствуя лукаво, автор отвечает на этот вопрос цитатой из Интернета. „Психологи называют причинами ослабление морали в обществе и института семьи в России, повышенную нервозность женщин во время беременности и после родов, а также самоустранение многих мужчин, которые не осознают своей ответственности и уклоняются от воспитания и содержания детей. Социологи признают, что такое случается в семьях, находящихся на пороге бедности“.

Ах, ах, оч-чень мило, правда? И психологи называют, и социологи признают, и так обстоятельно, так авторитетно! Женщины, значит, сверх меры нервничают, мужчины, мерзавцы, не осознают. Истинно — в точку. Но…

Ну, а как же в куда более страшные, чем сегодня, жестокие годы Великой Отечественной войны? А? Что, женщины тогда не испытывали повышенной нервозности? И нет жили тогда ниже порога бедности? А мужчины в подавляющей массе своей и вообще в семьях отсутствовали. А женам ещё и похоронки на погибших мужей приходили. А женщинам случалось, и не раз, рожать и в бомбоубежищах при одуряющей канонаде взрывов. А фронтовичкам — и под огнём вражеских самолётов. И что-то нет таких свидетельств, чтобы мамы своих детей убивали, нет.

Да ведь и не в одном только Гдове, и не в одном только Гдовском районе такая нынче мама- детоубийственная напасть. Под означенным жутким заголовком „А корень зла — в Гдове“… (ага, с многозначительным таким вот отточием) броско, крупным жирным шрифтом уведомление: „Что происходит в России? По данным МВД РФ, в течение 2010- 2011 г.г. матери убили 268 новорожденных детей“.

Ага! Значит, не только в Гдове такое. А наряду с тем вспомним, что в США убит не один только Максимка Кузьмин. Помимо него в США приёмными американскими матерями убито ещё 19 русских ребятишек. Причём, это жертвы насильственной смерти лишь зафиксированные. А сколько на самом деле — это ведь тайна, таких случаев скрыто много.

И ещё вспомним о том, что за два десятилетия т. н. демократически- рыночных преобразований из России вывезено в США по официальным данным различных источников от 40 до 100 тысяч и более наших детей. Уж, наверно, при всей наивности и даже слепоте любого т. н. плюралиста или плюралистки нельзя же не понимать, где и в чём „корень зла“.

А тут ещё и такое на ум взбредает:

„Есть много путей подрыва биологической силы народа… Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т. п. мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей… Нужно говорить о большой опасности для здоровья женщины, которой она подвергается, рожая детей. Наряду с этим должна быть развёрнута широчайшая пропаганда противозачаточных средств. Аборты ни в коей мере не должны ограничиваться…“

И ещё из того же документа:

„Не должно чиниться никаких препятствий разводам… Не допускать каких-либо налоговых привилегий для многодетных, не оказывать им денежной помощи… Не давать местному населению более высокое образование… Вполне достаточно обучать только чтению и письму…“

А? Не к тому ли клонится наша жизнь в последние 20 лет капиталистически- рыночного светлого будущего? Не за последние ли 20 лет Россия вышла на первое место по разводам и абортам? И на первое место в мире по самоубийствам среди стариков и подростков?

Но дальше, дальше:

„Следует пропагандировать также добровольную стерилизацию, не допускать борьбы за снижение смертности младенцев; не разрешать обучение матерей уходу за грудными детьми и профилактическим мерам против детских болезней…“

Не исключаю, что вы удивитесь, когда назову, что источник этих цитат — фашистский генеральный план „Ост“. Но ведь нельзя не дивиться тому, что предначертанная там картина напоминает картину нашей „демократически- рыночной оптимизации“, не так ли?

А ещё вспомним при этом, что Юле Кузьминой и всего-то 23 года. И таким, как она, примерно так же. И 20 лет они росли и воспитывались вот в такой, даже ещё более страшной атмосфере пьянства, порнографии, „сексуальной революции“, проституции, радио- телевизионного терроризма, пропаганды вседозволенности и прочего „демократического“ криминала. Прямо скажем, они ведь зомбированы и физически, и психически больны. Излечимы ли? А мы, такие умные- благоразумные, безгрешные, благородные, порядочные, что выкажем на полную катушку своё презрение, покажем, какие они подонки, отчихвостим под первый номер, пропесочим в газете и они сразу перевоспитаются. Так, да?

А как, мол, ещё? — слышу полнейшее убеждённое, непререкаемое. И ни малейшей попытки подумать о каких-либо иных, действенных мерах. „Олигархи превращают нас в олигофренов“, а разве против них попрёшь? Бесполезно.

Шутка? Ирония? О, если бы! Разговариваю с директором сельской школы.

Как, мол, у вас там, в деревне? Спиваемся, вздыхает, вымираем. А в школе? А в школе, ещё горше вздыхает, два класса умственно неполноценных. Знаете, как сложно?..

Да уж можно представить. Ибо за этим стоим: то ли ещё будет! Почти повсеместно закрыты сельские музеи, клубы, библиотеки, почтовые отделения, фельдшерские пункты, магазины. Особенно резануло душу известие о том, что из 19 школ в результате оптимизации- модернизации осталось всего лишь 8. Зато колоколят 13 храмов. И малиновым звоном оглашает пустующие деревни радостный благовест, и сладкоголосо льются методичные проповеди о наступившем капиталистическом рае, за которым теперь наверняка уже наступит и эдемская житуха в Царствии Небесном. Только вот почему-то грешников и грешниц вплоть до этих, как их, киллеров да матерей- детоубийц всё больше и больше, в десятки, в сотни, в тысячи раз больше, чем это было при безбожной Советской власти.

— Как же так? — спрашиваю знакомого попа- батюшку.

— Ну, наше дело — молиться, — отвечает. — Молимся…

Угу… Молятся. Рядом с Печорским детским домом, откуда были, скажем прямо, проданы-преданы в США и затем жестоко убиты там Дима Яковлев и Максимка Кузьмин, находится знаменитейший Псково-Печерский монастырь. Монахи там, разумеется, истово молятся. Но что-то я, многогрешный, не слышал, чтобы они чем-то помогли соседствующему детскому дому Или хотя бы как-то вникли в создавшееся там ненормальное положение с таким вот криминальным усыновлением малолетних сирот. И чтобы вступились за отдаваемых на жестокие мучения в чужеземные американские семьи малолеток. И уж ому, думается, как не им как-то публично, чтобы услышал весь мир, выразили свое возмущение тем, как истязают и губят русских ангелочков божиих, истинно безвинных великомучеников. Разве не так? Ведь одного ну буквально живьем, как в пекле, зажарил приемный американский папаша, а второго садистски забила до смерти приемная американская мать. А монахам, значит, до того и дела нет. Некогда им. Они молятся…

Неподалеку, близ Пскова, есть в опять же в Псковской области, не менее знаменитый женский Елеазаровский монастырь. Можно не сомневаться, что монашки и послушницы молятся там не менее истово, за что щедро и вознаграждаются: обитель завидно отреставрирована, обустроена и продолжает расширяться. Сюда даже газопровод проводится. Не знаю и трудно предположить, какие на это затрачены суммы, но знаю, что в годы благоустройства монастыря число школ в Псковской области сократилось с 565 до 299, а детских садиков, именуемых дошкольными образовательными учреждениями, с 651 до 184. Хм, потому, наверно, что там не молятся?

… Думы мои, думушки! Сижу, значит, слушаю, как столичная журналистка Елена свет Степановна на диктофон свидетельства о грехах мерзавки Юлии Кузьминой накручивает, и вдруг она ко мне с тем же пристрастием:

— А Вы тоже о ней наслышаны?

Ну, знаете, я и взорвался. Не выдержал. Нервы мои „стальные“ подвели.

— А Вы, — говорю, — всё на Юльку решили свалить?

— Ну, почему я. У меня задание редактора. Сам Путин заинтересовался.

Тут меня вообще понесло по всем кочкам, рытвинам и ухабам. Всё, говорю, ясно и понятно. Редактор перед Путиным нижайше чего изволите- с, Вы перед редактором. Так передайте им моё стариковское мнение. Безработица на селе повальная! В малых городах — тоже. Такие, как грешная Юлька, в голоде и холоде. А на иностранных тренеров и футболистов… На футболиста негра… На футбольную команду „Челси“…На дворцы олигархов… В том числе и церковных иерархов… На кавказские курорты — миллиарды… Слышать страшно — миллиарды и миллиарды, десятки миллиардов, а русских детей — за бугор…

Смотрю — щёлк, диктофон выключен. А меня уже несет, остановиться не могу.

— Вот вы кто? — сам теперь уже допрашиваю. — Судя по имени-отчеству, украинка или русская?

— Русская.

— И дети есть?

— Есть. Двое.

— Ага, очень хорошо. Похвально. Так вот знаете, что я вам скажу. Мы, русские, всех любим, всех жалеем. Всех. И англичан, американцев, и африканцев. Только вот себя не любим и не уважаем. Мы говорим — матушка-Россия. Мы говорим — Родина-мать. И какая же она мать, если своих детей продает? Вот вы, мама, продали бы своих детей кому-то? А тут… Это же… Это же предательство. Позор! И пусть меня тысячу раз обвинят в расизме… И пусть меня расстреляют за мой русский национализм, но когда страдают наши дети… Когда речь идет о жизни и смерти наших русских детей… Вы уж извините, тут мне не до всеблагого интернационализма. Тем бол — глобального.

— Ну, вы уж…

— Нет, не уж! Вот вы как, как журналист, да еще вон какой газеты, под каким углом должны на трагедию Юльки и таких как она, смотреть. А вы…

И до того не по себе стало, ну разрывается сердце от боли, дышать невмоготу. Как ошпаренный, выскочил из кабинета, дай, думаю, хоть в редакцию районки сковыляю. Предупредить надо, чтоб там в том же направлении на Юльку негатива не подсыпали, подсобляя сфокусировать внимание на ней одной. При всей её не имеющей оправдания вине, не в ней одной и не в печально теперь „прославившемся“ Гдове „корень зла“. И вдруг…

— А зачем Вы, собственно, пришли? В благополучных семьях и дети благополучные. А эта…

От так! У меня и челюсть отвисла. Вразумили. Что ты, мол, понимаешь, старый недотёпа… Вот мои дети… Вот в благополучных семьях дети… А чужие дети…

Растерянно, лихорадочно вспоминаю что-то знакомое. А вот… В недавнем прошлом вот так же завёл разговор. Хорошо бы, мол, при вашем очаге культуры создать для подростков кружки по интересам, а то после школьных занятий они от безделья чёрт те что во дворах вытворяют. И точно такой же почти дословно был ответ. Мои, мол, там не шляются и не хулиганят, а чьи-то

— А потом её сын по пьяни в автокатастрофе погиб, — бормочу, напоминаю. Да только что говорить, если слушают с неприязненно отстраняющим взглядом. А ведь говорить надо! Надо!

Да, роль семьи в воспитании детей бесспорна, неоспорима. Но нередко, ах, как нередко и семья оказывается бессильной перед каждодневным натиском окружающей среды. Элементарно. И как же трудно и всегда с запозданием доходит это до слепой души самозабвенно любящих родителей. Оглянись вокруг — примеров, когда у замечательных супругов сын получается алкоголиком, наркоманом, а дочь гуляет напропалую, в лучшем случае детей своих родителям подкидывая…

Шила в мешке не утаишь. В стране статистика по несовершеннолетним наркоманам. В СМИ 7- летнего алкоголика упомянули, про групповые самоубийства девчушек… Непонятно? Понятно! Сердца юных трепетны, легко ранимы, болезненно восприимчивы перед реалиями сегодняшнего дикого „рая“, где даже родные дети становятся товаром. Всё продаётся и всё покупается. Всё. Даже совесть!

А если о Гдове толковать, то и в Гдове мне не один раз доводилось слышать горькие сетования красивых, по-русски добрых, по-русски трудолюбивых, всё отдающих детям женщин, у которых… страшно вымолвить… сыновья повесились… От безработицы… От пьянства… От безысходности… А вот уже совсем недавно 13-летняя девочка…

И вот уже совсем недавно, 2 февраля сего 2013 года, явно подчеркнуто в связи с многотысячным митингом протеста против убийства наших детей в США, состоявшимся в Москве, Президент Путин объявил, что возросший до 400 тысяч рублей и вше материнский капитал позволил наконец-то переломить ситуацию депопуляции. Ох, дай-то Бог! Ох, как хочется верить, но…

Но в памяти свежи еще несколько иные данные. В 2010 году Уполномоченный по делам ребенка при Президенте говорил, что ежегодно детское население России сокращается на 300 тысяч. Если так будет продолжаться, то…

В 1991 году у нас было 40 миллионов детей.

В 2010 году называли цифру 27 миллионов. …

Ничего себе убыль, а? А ведь за эти годы сокращалось не только детское население нашей страны, но и взрослое. В СМИ со все возрастающей тревогой звучали речи о геноциде русского народа. О надвигающейся демографической катастрофе. И статистика подтверждала. Если к 2010 году сохранялось около 140 миллионов человек, то из них 38 миллионов пенсионеров,12 миллионов инвалидов, более 5 миллионов алкоголиков. А еще свыше 2,6 миллионов наркоманов. А еще свыше миллиона ВИ-инфицированных. А еще 22 миллиона гипертоников. И свыше полумиллиона туберкулезников. И психически неполноценных.

Точно не знаю, но что-то свыше миллиона заключенных. А чиновников в России в два раза больше, чем было во всем СССР. А если к таковым добавить тех, кто профессионально молится, служит телохранителями, охранниками и просто холуями у „новых“ и „новейших“ русских, то работать в поле, у станка, у мартеновских печей, по сути, некому. А из тех, кто трудится, согласно прогнозам, мы ежегодно теряем и будем терять более чем по миллиону человек. И что же дальше? Заменим гастарбайтерами с карательными требованиями политкорректности и толерантности?

Сколь это не политкорректно звучит, Россия превратилась в страну социального бедствия. Граждан ежегодно умирают насильственной смертью. Это почти в два раза, чем в советское время. Ежегодно совершается 41 тысяча самоубийств. 25 тысяч погибает от отравления алкоголем. Свыше 40 тысяч погибают от несчастных случаев. Люди живьем сгорают при пожарах в казино, в домах престарелых, под обломками развлекательных центров, становятся жертвами нескончаемых терактов.

А сколько тяжелейших последствий от фальшивых лекарств? В том числе и с летальным исходом. А все те же „новые“ и „новейшие русские“, как правило, с нерусскими фамилиями, наживают миллиардные состояния на русской беде, на преступном злоупотреблении здоровьем больных людей. Почти две трети таблеток, примерно на 30 миллионов долларов, изготавливается у нас, в России. Да и цены на лекарства при том зашкаливают. Как это объяснить и как это называется? Успехом рыночно-демократических преобразований? Уря, уря, да здравствует светлое капиталистическое будущее!..

Сергей Есенин когда-то печально вздохнул:

Все-то мы уходим понемногу

В ту страну, где тишь да благодать…

Да-а, а ныне-то где там понемногу, если нас не то что в спину подталкивают — подлой, преступной „либерально-демократически-рыночной“ метлой с родной русской земли свирепо выметают. Ну, а кто же идет нам на смену? Помню, в советские годы с гордостью в песне звучало:

Другие придут за нами

Красивей и лучше нас.

А сегодня?

Опять та же унылая, горестная, горькая демократическая демографическая статистика. Из числа родившихся в 1993 году 1,27 миллионов детей, которые в 2010 году были выпускниками, только 882 тысячи ребят получили аттестаты зрелости. А как с остальными свыше 600 тысячами точная наука статистика „скромно“ умалчивает. Да и вообще о многом, очень о многом умалчивает. Как, скажем, о числе беспризорников. Или о наркоманах. По данным за 2010 год — 2,6 миллиона, а вот в марте текущего 2013 года по телепрограмме „Вести“ слышу — 9 миллионов умерших от героина. Потерянное поколение.

Да и только ли о наркомании речь. После контрреволюционного разгрома Советского Союза была разгромлена и система дошкольного воспитания. С тех черных для страны демократически-рыночных реформ, с шоковой гайдаризации и чубайсизации и доныне не умолкают велеречивые разговоры о проблеме детских садиков, но и до сегодняшнего дня очередь для определения ребенка в детский садик составляет полтора миллиона семей. И это — при пониженной рождаемости.

И вот как истинно издевательски решалась эта проблема бывшим мэром Москвы Лужковым: детей из детских садов отчислять за…прогулы. Если не ходит ребенок в свой детский садик больше месяца, значит, он прогуливает. Злостный прогульщик! Исключить!..

И это — в благополучной Москве. А уж о каких-то там „муниципальных малых поселениях“ что и говорить. Какие уж там детские дошкольные учреждения, если в сельской местности за последние 20 лет уничтожено 70 тысяч деревень. Не скажу точно, как где, а в уцелевших деревнях нашей Псковской области и детей-то почти нет, и школы пустыми стоят. А в те, что пока уцелели, из окрестных деревень школьников на занятия возят по утрам при любой погоде на микроавтобусах. Так местные жители с горьким, с горчайшим юмором называют их… катафалками. Дескать. Саму жизнь увозят из умирающих родных деревень.

Пусть меня упрекнут в предельном старческом пессимизме, но не очевидно ли, что над детством нашей области, да — страшно произнести! — и не над детством ли всей страны занесен нож демократической гильотины. А благие и всеблагие утешительные разговоры…

Не выдумываю, не с потолка факты беру, не из пальца высасываю. По данным военно-врачебной комиссии Минобороны, 90 тысяч призывников не годны для службы в армии по состоянию здоровья. Как? Почему? А из-за голодного и полуголодного прозябания с младенчества в нищих и полунищих семьях Президент гордо рапортует во всеуслышание, что последние 8 лет были годами экономического роста. Во как здорово, во как приятно! Только вот какой казус: за эти последние годы в полтора раза выросло число голодающих детей. Далее узнаю — ахаю: призванные в армию молодые солдаты слабосильны из-за…„дефицита массы тела“. Так что прежде чем дать им надлежащую воинскую нагрузку, их приходится в течение нескольких месяцев 2откармливать».Словом, те еще русские богатыри!

И такое «ободряющее» оправдание тому. Задержки роста детей из-за недостаточного питания наблюдаются в…30 процентах семей. А?! И еще: система школьного питания не обеспечивает качество сбалансированного питая. Отсюда и задержки роста, и кариес, и болезни желудочно-кишечного тракта, и даже… анемия. И все даже термин такой появился! — школьные болезни. Школьные! У детей, у детей…

В администрации Гдовского района справляюсь, а как, мол, у нас? А так. Детям малообеспеченных и многодетных семей на обед выделяется 2о рублей. На завтраки не выделяется ничего.

Ну, а семьям этим малоимущим и многодетным как помогают? Н-ну, раз в год выплачивается социальная помощь в размере 1000 рублей.

— Один раз в год? — переспрашиваю. — Одна тысяча?

— Да… Ну, еще одежду выделяют кое-какую. Поношенную. По заявлению…

Охо-хо! Нет, не так, конечно, как по генеральному плану «Ост». Там предписывалось «Не допускать каких-либо привилегий для многодетных, не оказывать им денежной помощи», а тут видите, какой прогрресс6 аж 1000 рэ в год! Разлюли моя малина!

И скребет, ох, как скребет на душе. Не кошки — тигры лютые скребут. Куда-то миллиарды, словно в черную дыру. А для голодных и полуголодных наших детей и ломаного гроша не найти. Глаза туманятся, прискорбно вспоминая зверски, садистски убитого Муаммара Каддафи. Для молодых, только созданных семей вон какие суммы выплачивал. И затем на каждого рождающегося ребенка. Для нашего восприятия — умопомрачительные. За что, значит, и убили бедолагу. Чтобы, значит, и другим добрым правителям неповадно было для подданных добро творить. И. похоже, продолжают добиваться того…

Нет, не всех, разумеется, запугаешь, не всех. И не всех купишь-подкуришь. В Беларуси, к примеру, президента Лукашенко не зря же батькой зовут, там беспризорников нет. А у нас?

У нас статистика о том опять-0таки «скромнехонько» помалкивает. Дескать, назвать точное количество таковых очень сложно. Почему? Ну, фиксируем официально только тех, кого задерживают органы правопорядка. Ну, еще тех, кто попадает в специализированные учреждения. Проскальзывают, правда, сообщения в СМИ, будто бы около того, как было после революционных событий 1917 года. То есть, около 7 миллионов? Но если президент и на правительственном уровне о том ничего не говорят, то.

То, значит, никаких таких беспризорников и нет? А коли беспризорников в стране нет, то никакой такой и проблемы нет. А всякие там юные скинхеды и прочие несовершеннолетние правонарушители. так этих — за решетку.

Ну. А чем обернется такая политика — это, мол, дело иное.

А иное ли?! А вдруг как аукнется, так и откликнется?..

Из сообщений СМИ также известно, что мизерное пособие получают в стране 4о процентов многодетных и малообеспеченных семей," входящих в риску бедности». А под такую «риску» высока возможность попасть еще многим и многим другим семьям уже при рождении второго ребенка., поскольку два работающих члена семьи далеко не всегда имеют совокупную зарплату, которая позволяла бы растить двоих детей.

В силу таких обстоятельств ребенок зачастую только тем и живет, что получает хоть какие-то завтраки и обеды в школе. Так ведь и тут вон какая точка с запятой. По заключению Росздравнадзора меню горячего питания в школах составляется по стоимости продуктов, а не из учета физиологических норм, которые требуются для нормального развития детского организма. Примерно каждый 10-й ребенок в России никогда, понимаете — никогда! — не видит на столе ни сливочного масла, ни творога, ни других продуктов, необходимых растущему организму. Половина — половина! — наших детей редко употребляет в пищу молочные, более 33 процентов — мясные продукты, свежие овощи, фрукты, соки. Вполне понятно, почему треть мальчиков развивается с нарушениями физических норм, а из девочек полностью здоровыми является только 15 процентов.

Подсчитано. Между тем, что при ныне действующих ценах на школьные завтраки и обеды, чтобы обеспечить учащимся более-менее сносное питание, требуется 25 миллиардов рублей. Много? Да, мол, как сказать, миллиарды же все-таки, аж 25 миллиардов…

На преодоление последствий кризиса нашим «обедневшим» банкирам было выделено 250 миллиардов.

И всего то, правда? Такую малость? Бедненькие банкиры!

А. А — дети?

Ну, дети… Перебьются…

И сколь ни отмахивайся, душу мутит людоедская теория «золотого миллиарда». Планета наша якобы может нормально прокормить примерно один миллиард человек. Поэтому и оставить на земном шаре этот «золотой миллиард». Ясно и просто как дважды два.

— А остальных? — вырывается обалдело.

А выморить, к чертовой матери, извести, и вся недолга. И в первую очередь, как к тому призывает «ястреб» холодной войны, бессменно любимчик американских президентов польско-американский еврей Збигнев Бжезинский, уничтожить русский народ. Как самый непокорный в противостоянии этой современной золотой орде. И как государствообразующий народ России. И как становой хребет Российской Федерации. Уничтожим этот русский народ, а остальные там малые народности и нацменьшинства можно тогда и в расчет не брать. И вон какая территория со всеми ее богатствами освободится для «золотых»…

И небезызвестная «железная леди» Маргарет Тэтчер тому поддакивает. Ныне, мол, в России 14о миллионов населения, а зачем? Хватит и 14-ти, чтобы цивилизованным европейцам нефтегазовую трубу обслуживать…

В не столь отдаленном прошлом не так ли бесноватый фюрер замахивался? Захватим, дескать, территорию СССР до Уральских гор, изведем русских, заселим высшей арийской расой, а вторую половину японцам отдадим…

Чем закончилось, знаем. И помним слова Иосифа Виссарионовича Сталина:" Гитлеры приходят и уходят…»

Цитата общеизвестна. Мы о другом. О том, что людоеды Гитлеры, увы, не переводятся, норовят приходить вновь и вновь. С тем же гитлеровским планом, который якобы можно реализовать более хитроумным, не обязательно военным путем. И не очевидно ли, что в поползновениях новоявленных фюреров — изощренно подлое намерение извести наш русский народ, уничтожая наших русских детей, как

продолжение русского рода, Русского народа, русского будущего!

А нам словно и невдомек?

Или кое-кому, наоборот, слишком уж вдомек?!

Вновь и вновь, опять и опять вспоминаю бравурное заявление В. В. Путина о том, что ситуация с понижением рождаемости переломлена. Ой ли! Известно же, что некоторое повышение рождаемости, отмеченное во второй половине 2000-х, началось в период, когда в детородный возраст вступило поколение родившихся в 1980-е годы. А тогда-то рождаемость была высокой. Так что некоторый всплеск нынешней рождаемости произошел бы даже при том, если бы правительство не ударило палец о палец. И, главное, надолго ли это повышение, надолго ли этот «перелом»?

Да, впрочем, и не о том только речь. Несомненно, поспособствоваший тому так называемый материнский капитал — дело доброе и нужное. Однако будем смотреть суровой и неприятной правде в глаза. При той, скажем прямо, дико безнравственной атмосфере в стране, в которой мы оказались к настоящему времени, сколько ты ни дай малоимущей или многодетной семье, отгородит ли это детей от влияния этой атмосферы? И, значит, отгородит ли, убережет от влияния этой страшной развращающей атмосферы, от нравственной, а во взаимосвязи и физической гибели?!

И еще. Приоритет, главенствующее фактически в связи с продажностью органов опеки право на усыновление и удочерение русских детей, предоставляемое иностранцам, опять же будем смотреть правде в глаза, нашим зачастую недругам, а то и вообще заклятым нашим врагам -это не прикрытое ли фиговым листком лжегуманности собственноручное детоубийство? И верное самоубийство! И вечный для нас позор! И вечное для нас от преданных и погубленных детей проклятие! Ибо это преступление, не имеющее срока давности.

Несомненно, это преступное право должно быть немедленно раз и навсегда отменено. Нужно не пожалеть никаких затрат, никаких средств для того, чтобы наши дети росли, воспитывались, жили в родной стране. В наших, родных для них по крови и по духу семьях, а не в семьях наших, подчеркнуто повторяю, недругов и заклятых врагов. Подозреваю, чувствую, сердцем, душой инстинктивно чувствую, что их там так садистски жестоко и убивают, что они — русские.

Вам не приходило такое в голову, господа из органов опеки? Не верю. Слишком уж на поверхности догадка лежит.

Причем незамедлительный запрет на вывоз наших детей «за бугор» — это лишь первый шажок в той, разумеется, нелегкой и целенаправленной работе, которая должна быть организована для воспитания и образования нашей молодежи. А пока что при той, прямо скажем, антидетской, антинародной системе, которая сложилась в стране, вновь и вновь со всей самой острой остроте встают перед нами наши классические русские вопросы: кто виноват и что делать? А то вот как-то так, благодаря той скандально-спекулятивной и уже едва ли общемировой шумихи, поднятой вокруг зверского убийства малолетних русских ребятишек в США, все сводится к тому, что «корень зла» в каком-то там захолустном городишке Гдове да в столь же затрапезных Печорах. Так скажем уж тогда напрямик — а не в самой ли сегодняшней России?!

Можно, разумеется, страшно возмутиться такой постановкой вопроса Дескать, непозволительно так обобщать. Но давайте посмотрим на себя чуть отстраненно, критично, без лукавства, без самообмана. И что мы видим? Русский народ, великий(пока еще — великий) русский народ, государственноообразующий народ великой России столь велик своей «загадочной и щедрой» русской душой, что бездумно и безоглядно, без малейшей родительской жалости направо и налево раздает и продает, прямо сказать, подло предает десятками, сотнями, тысячами и сотнями тысяч своих родных русских детей.

Из ума выжил, что ли? Ведь сам себя разбазаривает. Сам себя предает. Свое будущее. Да еще делает это при собственном вымирании. Не желая сам заботиться о своем потомстве, о собственных детях, растить своих детей и воспитывать. Зато уж вволюшку имея возможность над своими детьми издеваться, доводить до самоубийства, в начале жизни сводить в могилу, не имея, видите ли, возможности самому.

На парламентских слушаниях, где обсуждалась «Концепция государственной политики в области духовно- нравственного воспитания детей в России и защиты их нравственности», заместитель Председателя Государственной Думы Надежда Герасимова озвучила такие жуткие данные:

«из 29 миллионов российских детей более 700 тысяч — сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, около!;О тысяч ВИЧ-инфицированных, более 6о тысяч признаны алкоголиками. Средний возраст злоупотребляющих алкогольными напитками 9в основном — пивом0 за последние десять лет снизился с 14 до 11 лет. На диспансерном учете более полумиллиона наркоманов, а их количество — более 2,5 миллионов».

По информации правоохранительных органов, каждое девятое преступление в России совершается несовершеннолетними. Ежегодно подростками или при их соучастии происходит более 150 тысяч преступлений, причем около 40 процентов из них относится к категории тяжких и особо тяжких.

Тут опять следуют цифры. И весьма немалые. Но отстранимся от преступлений несовершеннолетних и посмотрим, а сколько же преступных деяний. Да еще до невозможности жутких, вопиющих, совершается против них самих. Тут до такой невообразимо мерзкой, до того гнусной черты доходит, что легче помереть, чем узнавать о таковых. Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин в одном из своих отчетов заявил, что одна из самых острых в нашей стране — проблема насилия над детьми в семье.

И опять — смертоубийственные цифры. По информации Следственного комитета в 2010 году было совершено 9,5 тысячи сексуальных преступлений в отношении детей. При этом 961 изнасилование, где жертвы не достигли 14-летнего возраста, и 40 процентов случаев разврата и растления учинили

родители, опекуны или их родственники, приемные отцы, отчимы, воспитатели дошкольных и сиротских учреждений.

Да ведь волосы дыбом встают! Каждый день — каждый божий день! -27 детей становятся жертвами сексуального насилия. Чего уж после этого удивляться тому, что за последние 1о лет смертность от наркомании увеличилась в 15, а детская — в 45 раз!

Ласковая домашняя кошечка, не заботясь о себе, разъяренным тигром бросается на огромного пса-волкодава, вознамерившегося сожрать ее слабосильных котяток.

Неуклюжая, не способная ни к какой драке наседка, жертвуя собой, кидается на вонючего зубастого хоря, изготовившегося передушить ее цыпляток.

Крохотная пичужка коршуном налетает на подкрадывающегося к ее гнездышку кота, чтобы спасти своих желторотых птенчиков.

А тут…

Молчу. Дыхание перехватывает. А говорить надо. И не просто говорить — во все колокола бить. В набат. До чего же мы докатились! Дети… наши русские дети… а мы… А у нас что же, мёртвые души?

Гдов, по преданию, город героических вдов. В сражении с захватчиками в далёком прошлом однажды полегли все мужчины, и тогда ради спасения своих детей в бой ринулись женщины. Женщины от домашнего очага против вооруженного до зубов вражеского войска. А тут… А сегодня…

И опять сдерживаю рвущиеся из души стенания. А сдерживать нельзя. Молчать преступно. Да что же это такое? Да где же наша загадочная, сострадательная, жалостливая, человеколюбивая и чадолюбивая русская душа? Уж не сбрендила ли она? Или инстинкт самосохранения, инстинкт продолжения рода потеряла? Или…

Или уже и саму душу из нас выбили, вытравили? Но кто, как, как? Кровавому бесноватому фюреру не удалось, а теперь…

С горьким вздохом, с поникшей головой я, старый русский, оскорбительно обозванный «совком», со старческой тоской и старческими слезами на глазах вспоминаю русскую фольклорную ядовито мстительную расшифровку аббревиатуры «СНГ» — Сбылись Надежды Гитлера. Ну. Скажем, злой перегиб, еще не сбылись, но…

Но не дай Бог, не к тому ли клонится?! Спроста, что ли, в народе все шире и шире, все громче и громче звучат голоса, что так жить невыносимо, что так жить нельзя, что мирный период общественного оппозиционного противостояния нынешнему режиму истек, что пора действовать так, как наши отцы и деды во время Великой Отечественной.

Взгляните в лицо ребенка — оно чисто. Ангелочек, — говорим, исполняясь неизъяснимым чувством добра и нежности. И как же мы можем оставаться равнодушными, бездушными, безучастными, видя, как уродуют и губят эту ангельскую чистоту, эти ангельские души свои и чужие изверги!

Вот и я, в преклонном возрасте русский старик, прозябающий в прозябающем, вымирающем, обозванном «депрессивным» малом городе Гдове, не могу, не имею права молчать. И считаю своим долгом, долгом русского отца и деда, а теперь уже и прадеда, правнук которого ходит в первый класс, с мучительной болью и страхом за его будущее во всеуслышание воззвать:

— Люди русские! Братья и сестры по крови и духу! Граждане России! Проснитесь, очнитесь от гипнотической одури безмерно лживой демократии! Дети, наши дети в опасности! Защитим, убережем, спасем наших детей! Не убережем детей — не убережем Россию. Спасем детей — спасем Россию!

И в первую очередь адресую эти мои душевные стенания и воззвания Всероссийскому общественному движению «Всероссийское созидательное движение «Русский лад». С призывом на решительные практические действия согласно Устава (раздел 3, п. 3.2). С верой в пламенный подъем, организацию и координацию решительных, действенных выступлений против антидетской, антинародной, антирусской политики нашей олигархически-капиталистической верхушки во имя спасения наших детей.

Каширин Сергей Иванович,

Почетный гражданин города Гдова.

 
« Пред.   След. »

ВКонтакте

Рейтинги

Статистика