Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Г.А. Зюганов об актуальных вопросах совершенствования идейно-теоретической работы партии Печать
11.10.2012 г.

Доклад Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова на XIV (октябрьском) 2012 года пленуме ЦК КПРФ.

Мир вступил в новый этап экономического кризиса. Его удар по России будет усилен из-за присоединения страны к ВТО. Одновременно растут коммунальные платежи. Снижается жизненный уровень трудящихся. Неизбежен рост протестных настроений.

Назревание социально-политического кризиса требует от КПРФ как главной оппозиционной силы резко повысить свою боевитость и наступательность. Огромную роль в этом деле играет идейно-теоретическая работа партии, без которой невозможно поднять эффективность борьбы людей труда за свои экономические и политические интересы. Совершенствованию идейно-теоретической работы Коммунистической партии будет посвящён очередной пленум ЦК КПРФ, который состоится 27 октября 2012 года.

Чтобы повысить эффективность обсуждения данной проблемы на пленуме, заранее публикуется текст доклада Председателя ЦК КПРФ Г. А. Зюганова. Его изучение даст возможность участникам пленума более содержательно подготовить свои выступления, пожелания и предложения по основному вопросу повестки дня важнейшего партийного форума.

Более века тому назад капитализм вступил в свою высшую стадию — стадию империализма. С этого момента кризис буржуазных социально-экономических отношений стал носить постоянный характер. Его очередное обострение происходит сегодня на наших глазах.

За весь период существования империализма человечество увидело только одну реальную альтернативу ему. И мы, коммунисты, убеждены: социализм — вот тот строй, та общественная система, которой нынешний порядок вещей должен уступить место. Но мы на собственном опыте знаем, что хозяева и приказчики старого мира никогда не уходят по доброй воле. Решить этот вопрос может только мощное движение социально-классовых сил, причём хорошо организованное политически. Именно оно призвано списать в архивы истории то, что мешает превратить прогресс экономический и научно-технический в прогресс социальный.

Нет сомнений: для организации народно-патриотических сил на борьбу за социализм необходима глубокая и систематическая идейно-теоретическая работа. Вопрос о её задачах и вынесен сегодня на обсуждение очередного пленума Центрального Комитета КПРФ.

Оценивая действительность

Скоро мы отметим 95-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Осенью 1917 года она произошла в нашей стране — здесь, в России. С этого исторического события и началось обновление мира.

Прорыв нашей Родины в будущее стал примером для целого ряда стран и народов. Степень их развития, национально-культурные особенности, международная обстановка и субъективные факторы предопределили различия в моделях социалистического строительства. Более того, они вызвали споры, а порой и противоречия внутри этих стран. Однако, вопреки всему, минувшее столетие ярко запечатлело несомненные успехи социализма.

Самые серьёзные испытания реальный социализм пережил в конце ХХ века. Но даже уничтожение Советской державы не лишило его жизненных сил. Сегодня поиск дорог к обществу справедливости продолжается. На просторах Азии свой путь в новый мир прокладывают Китай и Вьетнам, целый ряд других стран. Вслед за Кубой «красная альтернатива» всё увереннее шествует по Латинской Америке. Социалистические идеи и ценности вновь набирают популярность в Европе. Все видят: капитализм тяжело болен. Куда мир пойдёт дальше? Наивным было бы ожидать, что смерть империализма наступит в ночь с сегодня на завтра. История ХХ века наглядно показала, что его крушение может оттягиваться искусственно. Одним из таких средств и явилась горбачёвская перестройка. Обеспечив либерально-буржуазный переворот в нашей стране, она привела к разрушению СССР. На определённый период это изменило соотношение мировых сил в пользу капитала. Но законы исторического развития действуют неумолимо. Никому не дано остановить их.

Признаки всё большего гниения империализма очевидны. Экономический спад не преодолён. Капитализм всё глубже погружается во всеобъемлющий кризис, фундаментальные причины которого не устранены. Поражены все сферы буржуазной системы: производство, экономика, финансы, политика, культура, нравственность. На этот раз кризис особенно сильно ударил по Европе, ещё недавно восхищавшей мир своим благополучием. Целая группа стран здесь оказалась в предбанкротном состоянии. Евросоюз стоит перед угрозой распада. Всё тревожнее в главной цитадели «золотого миллиарда» — Соединённых Штатах Америки. Государственный долг США перевалил за 16 триллионов долларов. Страна «просперити» проедает будущее подрастающих поколений.

Попытка переложить тяжесть кризиса на плечи трудящихся с новой силой обнажает противоречия между общественным характером капиталистического производства и частным присвоением его результатов. «Развитие капитализма дошло до того, — писал Ленин, — что товарное производство… уже подорвано, и главные прибыли достаются „гениям“ финансовых проделок. В основе этих проделок и мошенничеств лежит обобществление производства, но гигантский прогресс человечества, доработавшегося до этого обобществления, идёт на пользу спекулянтам». Не это ли мы видим сегодня, в эпоху разгула спекулятивных афёр финансового капитала?

Разумеется, мировая элита позаботится о сохранении изжившей себя капиталистической системы. При этом её дальновидные представители вынуждены признавать тупиковость пути, по которому Запад гонит весь мир. Так, лидер Социал-демократической партии Германии Франц Мюнтеферинг говорит: «Когда в 1990 году коммунизм и его плановая экономика оказались поставленными на колени, мы зря обрадовались и поверили, что теперь победила социальная рыночная экономика. На самом деле после этого во всём мире развился другой капитализм, с его эксцессами и без социальной составляющей части. Коммунизм оказывал на капитализм дисциплинирующее действие. Нынешняя форма капитализма, которая не сознаёт своей ответственности перед человеком и обществом, должна быть отправлена на помойку».

Бывший президент ФРГ христианский демократ Кёллер заявил, что «англосаксонский капитализм» азартных игроков и авантюристов рухнул, «провалилось делание денег без правил, без ответственности и совести». Ему вторят лидеры других европейских стран. Да и нынешний президент США не прочь обвинить «жирных котов», которые наживаются даже на пике экономического кризиса. Под воздействием обстоятельств многие лидеры Запада готовы признать неизбежность отказа от модели «бесконтрольной саморегулирующейся рыночной экономики». Правительство США вновь и вновь вмешивается в экономическую жизнь вопреки своим привычным пропагандистским клише о рыночной свободе.

И всё же правильные слова на потребу публике — зачастую лишь способ поддержать реноме западных политиков. Реальные же дела продолжают вершиться в интересах финансовой олигархии. Социальные расходы урезаются ради поддержки банков. А внешнеполитический курс США откровенно диктуется неоконсерваторами, агрессивно продвигающими интересы транснациональных монополий.

Спустя 20 лет после разрушения Советского Союза планета всё глубже погружается в трясину хаоса и насилия. Ярче полыхают межгосударственные, социальные, религиозные конфликты. Кровопролитие усиливается. Нагнетается напряжённость вокруг Ирана. Постоянным объектом давления является КНДР. Интервенция НАТО против Ливии разрушила одно из успешных государств Африки. Раскол Судана привёл его северную и южную части в состояние вооружённого противоборства. Не стихает многолетняя гражданская война в Конго. За два последних года чуть ли не все страны Ближнего Востока и Северной Африки в той или иной мере подверглись дестабилизации. Кровопролитие в Афганистане и Ираке ещё не стихло, а уже раздувается братоубийственная война в Сирии.

Всё это — не случайность. Да, в основе каждого из конфликтов лежат внутренние причины. Но все они используются в интересах классовой, неоколониальной стратегии агрессивных кругов Запада. В силу неизменного стремления транснационального капитала к новому разделу мира начало XXI века вновь отмечено угрозой мировой войны. Её узлы завязываются то на Балканах, то на Ближнем Востоке, то в Северной Африке.

Главные инструменты тех, кто заинтересован в глобальном контроле над рынками, — военная сила вкупе с информационно-пропагандистской агрессией. Одна из методик — стратегия управляемого хаоса. Следуя ей, Запад активно спонсирует международный терроризм. В мире крепнет убеждение, что теракты 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке были спланированы в недрах властных структур США. Цель — создать предлог для усиления американской экспансии под видом «наступления на международный терроризм».

К современному империализму вполне приложимы ленинские слова: «Монополии, олигархия, стремление к господству вместо стремления к свободе, эксплуатация всё большего числа маленьких и слабых наций небольшой горсткой богатейших и сильнейших наций». Глобализация по-американски стала синонимом массового уничтожения людей иной культуры, нежели западная. Глобалистская унификация миропорядка ведёт к искоренению национальной самобытности стран и народов.

Чем больше наглеет мировой капитал, тем хуже «демократическая» маскировка скрывает оскал либерал-нацизма. Империализм наращивает борьбу против коммунистических и левых партий. Его приказчики в странах Восточной Европы, демонстрируя лояльность дяде Сэму, открыто прославляют гитлеровских пособников как борцов против коммунизма. Здесь устанавливают памятники нацистам, а коммунизм и фашизм уравнивается в законодательном порядке. Вслед за Прибалтикой запрет коммунистической символики навязывают сегодня Молдавии.

История раз за разом подтверждает верность ленинского утверждения: «Политически империализм есть… стремление к насилию и реакции». И это стремление, писал Ленин, определяется тем, что «для империализма характерен… не промышленный, а финансовый капитал». Общая характеристика империализма не меняется, это паразитический и загнивающий капитализм. Доказательств предостаточно. Ведь именно диктатура финансового капитала, установленная в Германии в 1933 году, памятна человечеству звериным обликом фашизма. Теория мирового господства избранной арийской расы в полной мере отвечала тяге германского капитала к мировому господству. Вдохновлённые же идеей «особой миссии» немцы становились лишь «пушечным мясом» в достижении этой цели.

В наше время «подправленный» вариант подобного идейного содержания предстаёт в виде реакционной теории «войны цивилизаций». По замыслу её пропагандистов именно западная цивилизация — носительница свободы, демократии и прав человека — должна взять верх над остальными. Это якобы вполне естественно, прогрессивно и прямо-таки необходимо. Но авторы этих идеологем, разумеется, не сознаются в главном: в том, что их мыслительные конструкции полностью отвечают гегемонистским устремлениям имперского Запада. Они упорно оправдывают агрессивность финансового капитала, ради интересов которого американские солдаты оказываются за тысячи километров от родных домов, чтобы чинить насилие и умирать самим.

Наряду с теорией «войны цивилизаций» выдвигаются и другие идейные суррогаты. Стремление «облагородить» глобализм стало характерной особенностью современной социал-демократии. Идя в фарватере буржуазного либерализма, она сеет иллюзию всевозрастающей социальной направленности капитализма, навязывает идею ослабления противоречий между трудом и капиталом. Ещё недавно социал-демократия охотно рекламировала то шведскую, то, более широко, скандинавскую модели «социализма». Она проповедовала переход к новому обществу как результат прогрессивной эволюции капитализма, без классовой борьбы и социальных потрясений. Нынешний мировой финансово-экономический кризис превратил эту концепцию в прах. Под сурдинку борьбы с кризисом капитал повсеместно усилил наступление на права трудящихся.

Стремление «гуманизировать» капитализм эпохи империализма не ново. Ещё Ленин подвергал беспощадной критике «теорию ультраимпериализма» Гильфердинга-Каутского. В соответствии с нею господство финансового капитала будто бы «ослабляет неравномерности и противоречия внутри всемирного хозяйства» и, стало быть, ведёт к затуханию классовой борьбы. История посрамила иллюзорную теорию идеологов оппортунизма.

Все, кто продвигают новомодные теории глобализации, рассчитывают «перекрыть» ими ленинскую теорию империализма, предать её забвению. Для нас же, коммунистов, она является идейно-теоретическим ориентиром в анализе и оценке современного капиталистического хозяйства. Теория империализма разработана Лениным на основе главного метода «Капитала» Карла Маркса — метода диалектико-материалистического познания действительности. В характеристике производительных сил и производственных отношений он требует классового подхода. Уход от него, к чему подталкивают буржуазные идеологи глобализации, позволяет насаждать мысль о сглаживании противоречий между трудом и капиталом. Одновременно скрывается антигуманная суть империализма.

Разумеется, реальная история человечества не походит на романтическую сказку. Вместе с историей искусств создавалась история войн и преступлений. Главное обвинение капитализму состоит в том, что он не изменил этой картины, несмотря на колоссальные научно-технические достижения и многократный рост общественного богатства. За несколько столетий своего господства он щедро усеял человеческими костями целые континенты.

Да, на ранних этапах капитализма его многочисленные преступления выглядели жестокой платой за социально-экономический прогресс. Тогда они ещё могли быть оправданы необходимостью сломить прежние порядки, ликвидировать сословный гнёт и крепостническое рабство. Однако с течением времени реакционная роль капитализма стала очевидна. Тринадцатый съезд КПРФ отметил: «На стадии империализма цели данного строя и задачи общественного прогресса далеко разошлись. Одно то, что межимпериалистические противоречия ввергли мир в пучину двух мировых войн, никогда не должно быть ни забыто, ни прощено человечеством».

Преступления капитализма исключительно велики. Ключевые из них мы зафиксировали в «Меморандуме о задачах борьбы против империализма и необходимости международного осуждения его преступлений». Данный документ появился в 2006 году как ответ на антикоммунистические провокации в ПАСЕ. Он стал интеллектуальным вкладом КПРФ в деятельность международного коммунистического движения. Этот шаг мы подкрепили изданием в 2007 году «Чёрной книги преступлений капитализма». Работа на этом направлении — важное звено исследовательских и пропагандистских усилий партии и на перспективу.

Не менее важно продолжить и изучение особенностей финансового империализма. Здесь есть на что опереться. Сказанное Лениным в 1916 году актуально воспринимается и сегодня: «Финансовый капитал, такая крупная, можно сказать решающая сила во всех экономических и во всех международных отношениях, что он способен подчинить себе и в действительности подчиняет даже государства, пользующиеся полнейшей политической независимостью; мы видим сейчас примеры тому. Но, разумеется, наибольшие „удобства“ и наибольшие выгоды даёт финансовому капиталу такое подчинение, которое связано с потерей политической независимости подчиняемыми странами и народами». Разве эта яркая характеристика не совпадает с реальной жизнью сегодняшнего дня?

Только наивные в политике люди не увидят прямой связи между финансовой «помощью» Евросоюза Греции, Испании, Португалии и Италии и ослаблением политической независимости этих стран. Транснациональный капитал подобно спруту протягивает свои щупальца ко всем странам и народам — далеко не только к отсталым и беззащитным. Действуя поэтапно, он ведёт дело от экономической зависимости к политическому подчинению.

Выстраивая систему управления миром, США и их союзники используют не только НАТО — институт военного насилия. Современный империализм создал и специальные механизмы для достижения своих целей как бы легально и «мирно». Страны-должники приводятся в положение полуколоний при декоративном сохранении их суверенитета. Эти институты современного порабощения хорошо известны. Соответствующие задачи решают Всемирный банк и Международный валютный фонд. Неэквивалентный обмен между странами обеспечивает Всемирная торговая организация. Под официальные декларации о снятии барьеров на пути международной торговли ВТО обслуживает всё те же многовековые колониальные цели.

В мире усиливается процесс противодействия глобализации по-американски. Всё больше людей и общественных движений требуют перемен. Акция «Захвати Уолл-стрит» нашла широкую поддержку не только внутри США, но и далеко за их пределами. Растёт привлекательность идеи выхода на новый виток цивилизации посредством построения социализма XXI века, гармоничного развития производительных сил, разумного уровня потребления и бережного отношения к природе, обеспечения благополучия и прогресса для всех и каждого.

Новые ветры меняют и конфигурацию международных отношений. Концепция однополярного мира рушится. Появление БРИКС с участием Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР означает заявку на формирование альтернативного центра политического и экономического влияния на планете. В арсенале у этих стран — наибольшая часть населения планеты и всё более «увесистая» доля мирового хозяйства. Китай, ставший «мастерской мира», активно осваивает новые рынки сбыта, включая Европу и США, начинает развивать собственные технологии. С учётом быстрого роста экономик Индии и Бразилии это меняет всю обстановку. Растущая совокупная мощь стран БРИКС впервые после разрушения СССР создаёт серьёзное препятствие на пути восстановления неоколониальной модели мироустройства.

Один из результатов происходящих процессов — возможность восстановления должного влияния ООН в современном мире. Международная система, созданная на основе Организации Объединённых Наций, выдержала испытание временем. При всех попытках США подмять под себя эту организацию она остаётся ключевым звеном в стабилизации международных отношений. Заложенные при активном участии Советского Союза принципы баланса сил в Совете Безопасности позволяют ставить препятствия агрессивной политике финансового империализма.

На этапе разрушения СССР и лакейства ельцинской группировки перед Западом роль Совета Безопасности ООН ослабла. США и их союзники осуществили целую серию разбойничьих актов в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии. Однако баланс сил меняется. Отстраивавшаяся два десятилетия система легитимизации агрессии с помощью ООН дала сбой. Вето КНР и России не позволили Западу начать интервенцию против Сирии, прикрываясь волей объединённых наций.

Разумеется, пока это хоть и важный, но эпизод. Он не решает ключевых задач по обеспечению международной безопасности. Империализм силён, и он ещё примет меры, чтобы указать «кто в доме хозяин». Будут попытки повлиять на внутриполитические процессы в Индии, Бразилии и ЮАР. Будут потуги сорвать стабильное, поступательное развитие Китая. Будут шаги по мобилизации «пятой колонны» в России и новые факты национальной измены со стороны её правящих кругов. Всё ещё будет. Но появление БРИКС, даже не ставшего ещё крепким союзом, даёт дополнительный шанс выиграть время. Выиграть его до того, как вырастут и окрепнут новые силы сопротивления империализму, силы социалистического выбора.

Империализм и Россия

Коммунисты России не могут не задаваться вопросом: какова же роль нашей страны в новом переделе мира? Вполне очевидно, что ей отводится участь жертвы. И правящие круги всерьёз противостоять этому не намерены. Вот почему, и приветствуя участие России в БРИКС, и поддержав запоздалое решение Кремля о защите Южной Осетии, и одобряя вето на антисирийскую резолюцию в ООН, мы — КПРФ — не питаем иллюзий в отношении последовательности этого курса.

В конечном счёте вопрос состоит не в отдельных решениях и заявлениях. Вспомним регулярные реплики властей России против НАТО. На деле они обернулись появлением натовцев под Ульяновском. Национальные интересы приносятся в жертву шкурным интересам правящей группировки. По-иному и быть не может, ибо российская олигархия и высшее чиновничество держат деньги в западных банках, обучают детей в западных университетах, проводят отпуска на западных курортах, имеют особняки и квартиры в западных странах. «Элита» России с самого начала 90-х годов страстно мечтала стать частью западного «истеблишмента». И ей милостиво разрешили войти в этот «клуб» на правах младшего, зачастую бесправного партнёра.

Почему же доморощенный российский капитал не стремится оспорить у Запада право самому безраздельно хозяйничать на просторах России? Почему не пытается он оградить себя от конкурентов, чтобы самостоятельно эксплуатировать присвоенную им общенародную собственность, богатейшие природные ресурсы и, разумеется, массы трудящихся? Да всё потому, что глобализм изначально создавал и пестовал российскую олигархию как собственный филиал в России, как лакея, который будет знать, что нужно хозяину. Только в опоре на внешние силы и могла родиться эта российская олигархия, ибо только с участием этих сил можно было столкнуть нашу страну с колеи социалистического развития, расколоть общество на бедных и баснословно богатых.

Российская внешняя политика имеет откровенно классовый характер. Только речь идёт об интересах не национальной буржуазии, а российского филиала мировой олигархии. Услышав это, некоторые могут спросить: если всё так, то почему же столь часто звучит из уст Путина патриотическая риторика? Зато другие им тут же ответят: а разве кто-то на Западе её испугался?

Патриотическая риторика власти не случайна. Как ни крути, но олигархат составляет абсолютное меньшинство населения. Власть же должна уметь справиться с большинством. И ей не обойтись без демонстрации лозунга: «Мы с тобой одной крови!» А чтобы в это поверили, словам о патриотизме должны соответствовать хоть какие-то дела. Потому мы и видим порой на международной арене шаги, направленные на повышение реноме правящего режима внутри страны.

Глобалисты на это милостиво взирают. Им ведь тоже нужно обеспечить покорность российского народа приказчикам Запада. Вот и «входят в их положение», дают «пошалить». Сами, однако же, времени не теряют, накапливают на будущее «папку с компроматом». Есть в этой папке и «Дело Магницкого», и «Пусси Райт», и шпионские скандалы, и многое-многое другое.

Тому, что заявления в патриотическом духе и реальная политика — не одно и то же, есть достаточно подтверждений. Вооружённые силы России под напором непрерывных «реформ» фактически утратили боеспособность. Доля современных вооружений в лучшем случае достигает 10%. Из армии изгнаны десятки тысяч наиболее опытных и знающих офицеров.

Одними лишь громкими декларациями защищать национальные интересы нельзя. Внешняя политика любой страны нуждается в союзниках, что, кстати, наглядно демонстрируют США. У России сегодня только один стратегический союзник — Белоруссия. Но наш братский народ регулярно оказывается под мощнейшим прессом прозападных элементов в российской правящей группировке. Налицо стремление спровоцировать снижение уровня жизни в Белоруссии, вызывая там рост протестных настроений.

Главным содержанием политики всегда остаётся экономика. После разрушения Советского Союза Россию повели по пути строительства того самого общества, перспективы которого жёстко ограничены неизбежным ростом противоречий между трудом и капиталом. Весь «переходный период» у нас менялась структура экономики, менялись производственные отношения и классовая структура общества. В структуре экономики СССР промышленность, сельское хозяйство и услуги занимали почти всё экономическое пространство. Теперь экономика страны поделена на два сектора: реальный и спекулятивный. За время «реформ» страна потеряла две трети промышленности и больше половины сельского хозяйства. Сегодня остатки промышленности занимают в экономике лишь 36%. Менее 4% приходится на сельское хозяйство. При этом сфера услуг составляет около 60%.

Таким образом, доля реального производства резко снизилась. Хуже того, большую часть в промышленности составляют нефть и газ. Такая диспропорция вызвана сырьевой ориентацией России, которая диктуется международным капиталом. Идея интеграции российской экономики в мировую, упакованная в красивую обёртку, реализована совсем иначе — путём превращения России в сырьевой придаток Запада и большой рынок сбыта чужих товаров. Не случайно 60% доходов бюджета страны дают нефтегазовые поступления, а номенклатура импорта включает уже не только лекарства, продовольствие, машины и самолёты, но и шурупы с отвёртками.

По существу страна ничего не производит. В структуре ВВП вся несырьевая промышленность занимает только 6%, в структуре экспорта — 4,5%. Состояние просто плачевное: 40% предприятий убыточны, степень износа оборудования — 75,4%. И в этом году количество предприятий продолжало сокращаться.

И с такими показателями Россия вступает в ВТО! Совершенно очевидно, что при сложившейся ситуации эта организация станет дополнительным инструментом сил, заинтересованных в свёртывании у наспромышленного и сельскохозяйственного производства либо в его полном поглощении мировым капиталом. Иностранный капитал и без того довёл свой удельный вес в экономике России до 75%. Уже 95% крупной собственности выведено из юрисдикции нашей страны и находится в офшорных зонах. Засилье мировых монополий диктует экономике России курс на свёртывание научно-технического потенциала. Вот почему КПРФ настаивает на национализации базовых отраслей экономики. Прежде всего это означает возвращение под российскую юрисдикцию предприятий, захваченных иностранным капиталом.

Экономика России буксует ещё и потому, что из страны вывозят почти все деньги. Кредитные ставки высоки и не позволяют брать долгосрочные кредиты. Почему же кредитные ресурсы в России столь дороги? Стоит напомнить, что Сбербанком во всё возрастающей степени владеют иностранные собственники — компании из разных стран мира, число которых достигло пятидесяти. Большая часть акционеров — из Великобритании, США и Канады. Вторые места в списке иностранных владельцев банка занимают компании из Швейцарии и других стран Европы. Только что, в сентябре, правительство выставило на продажу ещё 7,5% акций Сбербанка. Подобная практика действует и в отношении других банков России.

В промышленности практикуется ещё один метод порабощения российских предприятий. Удивительно, но самая благополучная компания страны — «Газпром» — похоже, уже давно банкрот. Ещё в 2002 году Россия заплатила по внешним долгам «Газпрома» около 14 млрд. долларов. Долги концерна растут. В 2003 году ему пришлось выплатить 7,5 млрд. долларов. И так все 10 лет. Сегодняшняя прибыль «Газпрома» — 879 миллиардов рублей, а его долги — около 2 триллионов. И это долги перед иностранными кредиторами. «Газпром» берёт деньги под залог залежей газа. Кредиты «уходят», а кредиторы начинают диктовать условия поставки голубого топлива. Рассчитываясь по обязательствам корпорации, государство поднимает тарифы на газ внутри страны, и за долги миллиардеров расплачивается наш обнищавший народ.

В таком абсурдном положении стремится удержать нашу страну правящий режим под барабанный бой о модернизации. Ради крайнего ослабления России транснациональный капитал жаждет продолжения здесь либеральных реформ. Они — способ дальнейшего разрушения систем жизнеобеспечения: жилищно-коммунального хозяйства и энергосистемы, здравоохранения и образования, национальной безопасности.

Возможность избежать печальных сценариев появится, когда банки и предприятия будут полностью принадлежать государству. Частная собственность не оправдала иллюзий, щедро рассыпавшихся в начале 90-х. Именно она послужила делу разгрома российской экономики. Национализация неизбежна при действительном стремлении к модернизации и новой индустриализации. Вместо этого правительство распродаёт оставшуюся, самую доходную часть госсобственности, потворствуя планам окончательного закабаления России.

КПРФ борется за прекращение приватизации. Посредством своей законодательной и пропагандистской работы мы показали необходимость и продуктивность передачи в собственность государства ключевых отраслей экономики. Поддержка этого требования растёт. Не так давно идея национализации вызывала сомнения и даже беспокоила заметную часть российских избирателей. Теперь она получает самое широкое одобрение. Если в 2005 году в ходе нашего Народного референдума за национализацию высказалось несколько меньше, чем по другим вопросам, то на референдуме 2011–2012 годов ситуация изменилась. Число сказавших ей «Да» уже полностью соответствовало, например, числу тех, кто поддержал идею ограничения платы за коммунальные услуги десятью процентами от доходов семьи.

Продолжение нынешней политики обрекает нашу страну на дальнейшее разграбление крупными частными собственниками — иностранными и доморощенными. За последние 20 лет из России вывезено 2 триллиона долларов. Только в прошлом году страна лишилась 84 миллиардов. Минэкономразвития прогнозирует, что чистый отток капитала за этот год составит 60 миллиардов долларов. По другим оценкам, он достигнет 90 миллиардов. И всё это происходит под разговоры об иностранных инвестициях!

Идёт непрерывное наступление буржуазно-криминального государства на права трудящихся. Среднемесячная зарплата в России немногим выше 27 тысяч рублей, что в три раза меньше европейского уровня. Но и это лишь «средняя температура по больнице». В стране сегодня 16% тех, чья зарплата ниже прожиточного минимума, а 60% работающих получают менее 10 тысяч рублей. В соответствии с данными Международной организации труда 90% населения России составляют бедные, зато совокупное состояние ста самых богатых россиян достигает 500 миллиардов долларов.

Разумеется, пока в мире господствует капитал, глубокое социальное расслоение — явление всеобщее. Более половины мировых доходов присваивают себе 10% самых богатых. В России, однако же, всё гораздо плачевнее: 70% её богатств принадлежит лишь 0,2% населения!

Стоит ли после этого спрашивать, почему наша страна уже на 105-м месте в мире по средней продолжительности жизни и на 127-м — по состоянию здоровья нации. Что же дала тогда шумиха вокруг нацпроекта «Здоровье»? А вот что: сеть больничных учреждений в России сократилась наполовину идёт бурный рост самых опасных болезней.

Наполовину, или на 43 тысячи, сократилось число дошкольных учреждений. Дневных общеобразовательных учреждений убавилось на 13312 единиц. ПТУ осталось меньше половины. По уровню образования Россия сегодня на 43-м месте в мире, по человеческому потенциалу — на 66-м. Нетрудно предположить, что положение дел усугубится по мере перевода образования на фактически платную основу и в условиях сокращения бюджетных расходов. Премьер Медведев уже оценил бюджет на 2013 год как предкризисный, а Минфин потребовал от других министерств разделить расходы на приоритетные и второстепенные. Статьи расходов будут резать безжалостно. В ближайшие три года образование недополучит 128 миллиардов, здравоохранение — 167 миллиардов рублей. Эти деньги просто вынут из кошельков трудящихся.

Таковы плоды деятельности российских реформаторов, идущих на поводу у мирового капитала. Фетиш частной собственности сулил небывалый подъём экономики, всеобщий прогресс и красивую жизнь каждому. Будто в насмешку он подарил российскому народу нищету, унижение, коррупцию, бандитизм, безработицу и жизнь на голодном пайке.

Вопреки небылицам социализм, за который борется КПРФ, не означает жизни в казарме при одной форме собственности. И в Советском Союзе существовали разные её формы. Хорошо работали кооперативные предприятия — перерабатывающие и торговые, дома быта, рестораны и оптовые базы. Население при содействии властей организовывало кооперативы дачные, гаражные, спортивные. Собственностью владели профсоюзы. Им принадлежала большая часть здравниц. Имелись личная собственность и собственность на приусадебный участок. Все они были под охраной и опекой государства. Исключительно важно и то, что были заложены, хотя и давали сбои, механизмы народного влияния на развитие разных форм собственности. Для этого предусматривалось участие масс в управлении государством и в народном контроле. Вот почему ресурсы страны в тех условиях активно использовались ради осуществления главного принципа социализма: «Всё во имя человека, всё для блага человека!»

С реставрацией капитализма в его криминальном виде в российском обществе произошёл кричащий социально-классовый раскол на меньшинство богатых, власть имущих, и громадное большинство бедных. Это общество разрывают социальные и духовно-культурные противоречия. Оно пребывает в состоянии скрытой гражданской войны.

Повседневной практикой правящего класса стал социальный расизм — циничное безразличие к трагедии нищающего большинства. Это выпукло проявляется в отношении к десяткам миллионов людей, брошенных на «социальное дно». Они объявляются неудачниками, «лохами», «лузерами». В состав «дна» входят нищие и бездомные люди, беспризорные дети. Они образуют огромную массу: около 10% городского населения. А ведь это — 11 миллионов человек! К «дну» примыкает «придонье» — люди, живущие в совершенно отчаянном состоянии. Вместе это население целой страны — 18 миллионов человек! Буржуазное государство бросило их на произвол судьбы. Этим людям-де-факто отказано в праве на жильё и медицинскую помощь. Они умирают на улицах и в подвалах. Уходят из жизни, как будто бы их и не было, без имён и фамилий. И, кстати, без внимания тех правозащитных организаций, что так громко кричат о нарушении гражданских прав отдельных, зачастую вполне состоятельных особ. Почему их не заботят миллионы медленно уничтожаемых? Почему не подают голос в их защиту?!

Планомерно осуществляются духовное порабощение и растление народа, разрушаются ценности его национальной культуры, подавляются его социалистическое сознание и коллективистская мораль. В быт и нравы насильственно, методом тотального внушения через СМИ, внедряются нормы крайнего индивидуализма, культ денег, наживы, мещанского потребления.

Мировой кризис лишь усугубил кризис российского компрадорского капитализма. Власть мечется, чтобы сохранить себя. Она пытается усидеть сразу на нескольких стульях: рядится в одежды государственного патриотизма, ластится к высшим церковным иерархам, чтобы затащить в союз с режимом Русскую православную церковь, сделать её заложницей своей антинародной политики. Одновременно она не перестаёт приседать на корточки перед западными патронами. Помня, что шутки с ними плохи, она клянётся в верности курсу реформ и либеральным ценностям.

Есть только одна линия, в которой власть жестоко последовательна. Её суть: возложить тяжкое бремя своих «реформ» на плечи трудящихся. Народ всё больше связан борьбой за примитивное выживание. Ему всё труднее справляться с растущими тарифами на услуги ЖКХ и электроэнергию, с урезанием социальных программ, со скачущими ценами на продукты питания, на бензин и товары первой необходимости.

Волю граждан к сопротивлению такой политике власть ломает, не только погружая граждан в пучину борьбы за примитивное выживание. Она вовсю использует антисоветизм и антикоммунизм, потворствует глумлению над отечественной историей, вбивает в массовое сознание мысль: «Да, сейчас плохо. Но ведь кризис! В советское-то время было ещё хуже!» И это «хуже» щедро льётся с телеэкранов. А «демократия» и «свобода слова» отнюдь не позволяют сторонникам другой позиции опровергнуть явную ложь и разоблачить историческую фальшь.

В условиях ужесточения кризиса всё более яростной становится информационно-психологическая война против КПРФ. Положение власти в любой момент может стать отчаянным, а Антикризисная программа нашей партии составляет реальную альтернативу её разрушительному курсу. Правящий режим не побрезгует любыми средствами дискредитации КПРФ. Омерзительная «карауловщина» расползлась по всем городам и весям. Возможность сыграть свою роль получат здесь и те новоявленные «левые», что спешно куются в условиях формируемой многопартийности.

Идейно-теоретическая работа — ключевое звено в деле противодействия информационной войне с нашей партией. Мы, коммунисты, обязаны помочь трудящимся разобраться в противоречиях современной России и мира. Мы призваны раз за разом проливать свет на любые опасные для страны и народа манёвры власти. Мы должны усилить пропаганду Антикризисной программы КПРФ, ставя её в центр общественного диалога. Мы обязаны иметь хорошо подготовленный актив, способный вести масштабную работу, основываясь на глубоких знаниях и прочной методологической базе.

Всё это означает необходимость постоянного теоретического поиска, осмысления партией назревших проблем окружающей действительности. Неоценимую помощь здесь предоставляют нам ленинская диалектика и сталинская практика, уроки идейно-теоретической борьбы за социализм.

Диалектико-материалистический метод, классовый подход

История международного рабочего и коммунистического движения определила три формы борьбы за свержение власти капитала: экономическую, политическую и теоретическую. Методологической основой идейно-теоретической и практической деятельности КПРФ всегда была и есть теория марксизма-ленинизма. Не предлагая готовых рецептов на все случаи жизни, она даёт способ выработки решений в каждой конкретно-исторической ситуации.

О чрезвычайной важности теоретической борьбы исчерпывающе сказано классиками марксизма-ленинизма. Такая борьба немыслима без специальной подготовки авангардной части коммунистической партии, которую мы называем активом. В него входят все руководители КПРФ — от секретарей первичных отделений до членов Центрального Комитета. От степени их теоретической подготовленности напрямую зависит практический успех нашей политической борьбы.

Ещё до образования большевистской партии, в 1902 году, В. И. Ленин утверждал: «Без революционной теории не может быть и революционного движения». Уже тогда, в эпоху идейного разброда, основатель нашей партии обратил особое внимание на так называемую свободу критики Маркса. За неё активно ратовали люди, прикрывавшие свою теоретическую беспомощность громкими фразами против запрета на «свободу творческой мысли». Имея в виду «свободомыслящих» фразёров, Ленин писал: «Пресловутая свобода критики означает не замену одной теории другою, а свободу от всякой целостной и продуманной теории, означает эклектизм и беспринципность». Он же напоминал тогда требование Маркса к руководству пролетарской партии: «Не допускайте торгашества принципами, не делайте теоретических «уступок».

Сегодня мы также живём в эпоху теоретического разброда в коммунистической среде. Как и в начале минувшего века, мы встречаемся со «свободной критикой» марксистско-ленинской теории. Во главу угла пресловутой критики ставятся нападки на главный метод марксизма — диалектико-материалистический метод познания и преобразования действительности. И если речь идёт о науке, а не о шарлатанстве идеалистов, то именно в вопросе о методе недопустимы никакие уступки. Почему? Да потому, что метод — основа всякой науки. Уступить метод — значит поступиться всей научной теорией.

Применительно к общественной жизни метод материалистической диалектики выражает себя в классовом подходе к анализу и оценке социальных фактов и явлений. Нет ничего удивительного в том, что данный подход и стал главным объектом критики со стороны тех, кто вознамерился преодолеть, так сказать, «ограниченность» Маркса и Ленина. Одни это делают с позиции еврокоммунизма, отдавшись во власть компромисса с буржуазией, другие — с позиции защиты национальной культуры, которая с классовой борьбой якобы никак не связана. Порою отголоски подобной критики дают о себе знать и в нашей партии.

Каковы же причины вульгарно-примитивного отношения к марксизму-ленинизму со стороны тех, кто претендует «углубить» его применительно к ХХI веку? Едва ли не главное здесь — идеологическое поражение КПСС в годы горбачёвской перестройки. Только поражение потерпела тогда не научная коммунистическая идеология, а её имитация. Та самая имитация, что явилась следствием догматизации марксизма-ленинизма, отступлений от него, а затем и его буржуазного извращения в предательское лихолетье. Всё это стало расплатой за прекращение партией теоретической деятельности после смерти И. В. Сталина. А ведь именно он сказал то, что и предопределило позже трагедию КПСС: «Без теории нам смерть».

Теоретический застой взрыхлил благодатную почву для борьбы с марксизмом. Эта борьба и развернулась в горбачёвскую перестройку. За догматизмом и начётничеством последовали яковлевская эклектика и беспринципность. Прикрывавший их лозунг «Революция продолжается!» был выброшен за борт сразу, как только «процесс пошёл» в желанном для предателей направлении.

«Общечеловеческие ценности» поначалу придавили, а затем и отбросили классовые ценности советского общества — непримиримость к капиталу, к частнособственнической психологии и морали. «Новое мышление» нового генсека подменило диалектическое мышление не только во внутренней, но и в международной политике. Провозглашалась эпоха «исторического компромисса» с классовым противником во имя спасения мира от ядерной угрозы: «Все мы плывём в одной лодке! Надо строить общеевропейский дом!» Наступило время демагогии и популизма, когда научные социально-классовые термины подменялись понятиями, рассчитанными на эмоции: «социализм с человеческим лицом», «гуманный социализм» и т. п.

Под видом прорыва на идеологическом фронте развернулось наступление контрреволюции. Шло оно поначалу под знаменем якобы творческого марксизма-ленинизма. Ему противопоставлен был сталинизм. Утверждалось, что построенный в СССР социализм — не тот, а семьдесят советских лет — движение в никуда. Антисталинская истерия захлестнула средства массовой информации. Её целью было поставить советскую историю к позорному столбу, объявить преступной коммунистическую идеологию. За этим пришёл черёд антиленинской истерии. Марксистско-ленинская теория шельмовалась и дискредитировалась. Она объявлялась причиной всех зол в России новейшего времени.

Сказалось ли всё это на отношении российского общества к теории марксизма? Безусловно, сказалось. В особенности в интеллигентской среде. Именно в этой среде произрос мелкобуржуазный вариант марксизма, марксизма без Ленина, не говоря уже о Сталине. Так сказать, «цивилизованного» марксизма, приспособленного к буржуазной демократии. Его носители и пропагандисты нередко называют себя прогрессистами, объявляя КПРФ собранием консерваторов. Этот интеллигентский марксизм во многом схож с еврокоммунизмом и немало от него заимствовал, прежде всего — увлечение парламентаризмом и отказ от классовой борьбы.

В Западной Европе еврокоммунизм уже стал историей, трансформировался в либеральную социал-демократию. На тот же самый путь зовут КПРФ «прогрессисты». Многие из них нашли своё место в «Справедливой России». Но кое-кто стремится быть поближе к КПРФ в расчёте на её «прогрессивную», а по сути социал-демократическую, перелицовку.

Назовём и ещё одну причину безответственного отношения к марксистско-ленинской теории в среде левых сил. Многие люди, включая часть коммунистов, приходят в отчаяние от того, в каком состоянии пребывает современная Россия, от безысходности народной жизни, от униженного положения государствообразующего русского народа. И это понятно: с реставрацией бандитского капитализма есть отчего отчаяться. Казалось бы, по Марксу и Ленину, чудовищная эксплуатация трудящихся должна вызвать сопротивление с их стороны, а кричащее социальное неравенство — ожесточённую классовую борьбу. Но этого пока не происходит. Рабочий класс молчит. С распадом общественного производства он тает численно. Идёт люмпенизация его значительной части. Социально и нравственно разлагается крестьянство — деревня деградирует, спивается. Интеллигенция или покорна власти, или тихо ропщет, не готовая к активной борьбе, а определённая её часть откровенно проституировалась.

Возникает вопрос: не исчезает ли социальная база марксистско-ленинской партии? Да, дескать, марксизм-ленинизм доказал свою плодотворность, но лишь в ХХ веке. Теперь же наступил ХХI век — век глобализации по-американски. Она настойчиво подавляет всё народное и национальное: национальное государство, культуру, самосознание. Так не выходит ли на передний план противоречие не классового, а национального характера — между западной и русской, российской цивилизациями? И не стал ли на данный исторический момент цивилизационный подход более значимым? С подобного рода суждениями можно встретиться и в КПРФ. Что можно сказать в ответ?

Цивилизация — явление конкретно-историческое. Российская, изначально русская, цивилизация обрела своё новое качество в советскую эпоху, превратившись в советскую социалистическую цивилизацию. Она сформировалась на базе социалистической собственности. В этом её отличие от западной цивилизации, формировавшейся при многовековом господстве частной собственности. Цивилизация имеет классовую природу, несмотря на национальную форму её выражения и религиозную окраску. Её судьба зависит от того, в руках какого класса она находится — прогрессивного или реакционного.

Пока буржуазия играла прогрессивную роль в истории, западная цивилизация развивалась по восходящей линии. Так было в эпохи Реформации, Возрождения и Просвещения, вплоть до перехода капитализма в стадию империализма. Что же касается российской цивилизации, то с развитием в стране капитализма многие её черты сходили на нет. Столыпинская аграрная реформа стала одним из проявлений данной тенденции. Духовность и коллективизм как главные свойства русской культуры сохранились и получили новое развитие лишь благодаря Великому Октябрю.

Сегодня наша цивилизация вновь может быть спасена, только если будет вырвана из рук компрадорского и криминального капиталистического класса. Иными словами, если будет возрождена советская форма её существования, а значит — восстановлены социалистическая собственность и Советская власть. Добиться этого, минуя классовую борьбу, невозможно. Все расчёты на национальный капитал тщетны и иллюзорны. На сегодняшний день в России его почти нет. Да он и на Западе давно не тот, что был до эпохи господства транснациональных корпораций. И без классового подхода стратегию борьбы с мировым капиталом не выработать. А значит, не защитить право России на будущее.

Коммунистам России нужно хорошо понимать: замкнуть свою борьбу с глобализмом в национальных рамках — значит обречь себя на поражение. Так уже было с Ираком и, ещё раньше, с Югославией. Мы просто обязаны искать союзников. Найти их мы можем и должны на почве классовой, интернациональной солидарности всех трудящихся и всех угнетённых. Активизация международных контактов КПРФ свидетельствует: фронт антиглобалистских сил расширяется, условия для сложения их усилий формируются. И было бы величайшей глупостью, если не преступлением, остаться в стороне от этого движения, не придать ему своих национальных красок, не использовать его помощь в освобождении народа России.

Политическая история определила два типа классового подхода. Первый — ленинский, диалектический. При переходе к социализму он обязывает «изучить», «схватить», «нащупать» национальное своеобразие каждой конкретной страны, учесть все особенности её социальной и хозяйственной жизни, её культуры и быта, её исторического пути. Второй тип — троцкистский, отвергающий всё национальное, а в России прежде всего — всё русское. Базируясь на формальной логике, этот подход исключает диалектическое единство классового и национального сознания.

КПРФ уверенно руководствуется диалектическим классовым подходом. Именно это позволило ей разработать стратегию единства классовой и национально-освободительной борьбы за установление в России подлинного народовластия. Наши лозунги в этой борьбе неизменны: «Власть и собственность — народу!», «За власть — советскую, собственность — социалистическую!»

Теоретический поиск КПРФ: некоторые итоги

Мечтая девальвировать марксизм-ленинизм, наши идеологические противники проявляют удивительную изобретательность. В поисках аргументов они не только объявляют нашу теорию несостоятельной. Как ни покажется это странным, они ревностно фиксируют все, по их мнению, факты отступления КПРФ от Маркса и Ленина. Делается это, чтобы злорадно возгласить: «Что это за теория, которой сами коммунисты пренебрегают?!»

Вносит КПРФ в повестку дня русский вопрос, вопрос защиты русской культуры — и тут же буржуазные критики с нескрываемым торжеством заявляют: «Не по Марксу это и не по Ленину. Налицо отступление от интернационализма в сторону русского национализма». То, что русский вопрос — вопрос для России интернациональный и что от его решения зависит судьба всех народов и нашей страны, — об этом они и слышать не желают.

Да и как им понять? Для этого надо уметь мыслить диалектически. Только тогда будет осознано противоречие между исторической ролью государствообразующего русского народа и его нынешним положением в системе общественного производства. Это ведь русские составляли и составляют преобладающее большинство высококвалифицированных рабочих, научно-технических работников, работников вузов и НИИ, связанных с современным производством. Когда эти отрасли в наибольшей степени пострадали от губительной деиндустриализации, именно русские, в значительной своей массе, оказались на положении изгоев в олигархической России.

Никуда не уйти и от другого противоречия. С одной стороны, есть факт: исторически сложилось центральное положение русской культуры в формировании духовного единства многонациональной России. Но сегодня есть и другое: гонения на неё в сфере современного образования, в исторической науке, в литературе и искусстве, в СМИ.

Анализ противоречий российской жизни и вывел КПРФ на постановку русского вопроса. Он позволил партии сделать программный вывод: решение данного вопроса неразрывно связано с решением задач социалистического преобразования России и прежде всего — возрождением общественного производства.

Так называемые отступления КПРФ от марксизма на деле явились результатом применения его главного метода в конкретных исторических условиях. Ленин любил говорить: «Конкретный анализ конкретной ситуации — живая душа марксизма». Находясь в поиске истины, наша партия всегда стремилась следовать этому золотому правилу диалектики. Мы делали это в обстоятельствах, для нас неожиданных, никому не знакомых и не изученных: в условиях реставрации капитализма. Поиск истины на неизведанном пути был и остаётся трудным, а ошибки неизбежны. Методу диалектико-материалистического анализа и синтеза нельзя научиться раз и навсегда. Ему нужно учиться всю жизнь. Это следует твёрдо усвоить каждому из нас. В особенности это нужно понять молодым коммунистам, чтобы уберечься от верхоглядства и авантюризма в политике.

За двадцать лет КПРФ немало сделано в теоретическом плане. Разработанная нами характеристика глобализма как новой стадии империализма спустя десять лет только усиливает свою актуальность. Кроме того, выдвинут целый ряд иных положений, которые являлись новыми для своего времени. Так, партией было заявлено:

— об антинародной и реакционной сущности правящего режима, его отчуждённости от национальных интересов России;

— о диалектическом единстве социализма и патриотизма;

— о губительности для страны либерального социально-экономического курса и неизбежности банкротства режима, проводящего этот курс;

— об антикоммунизме и антисоветизме в России как формах русофобии;

— об объективной необходимости союза народно-патриотических сил;

— о защите русской, советской культуры как условии сохранения духовного единства многонациональной России;

— о необходимости защиты советской истории — вершины истории России — как непременного условия сохранения непрерывной связи времён в общественной жизни.

С февраля 1993 года — с момента возрождения нашей партии — мы находимся в коллективном поиске ответов на вопросы, которые ставит перед нами отечественная и всемирная история. Вспомним дискуссии, что выводили нас на важные теоретические выводы и обобщения: по русскому вопросу, по проблеме соотношения классовых и национальных начал в политической борьбе, по вопросу о единстве патриотизма и интернационализма, о национально-исторических особенностях России. Этим дискуссиям нередко придавалось организованное начало. Свидетельство тому — проведённая нами в 2006 году научно-практическая конференция «Коммунисты и русский вопрос».

На страницах «Правды» и «Советской России» регулярно делились размышлениями о судьбе Отечества и его социалистической перспективе выдающиеся учёные, представители культуры, государственные и партийные деятели СССР, именитые члены партии и сторонники КПРФ. Высказанные ими мысли активно содействовали нашему теоретическому поиску.

Давайте ещё раз выразим глубокую признательность всем, кто будил и будит в нас творческую мысль: академикам Ж. И. Алфёрову и В. А. Коптюгу, выдающимся мыслителям А. А. Зиновьеву, В. В. Кожинову, С. Г. Кара-Мурзе, видным государственным деятелям Е. К. Лигачёву, А. И. Лукьянову, Ю. Д. Маслюкову, великим русским советским писателям Ю. В. Бондареву и В. Г. Распутину, гордости нашей партии В. И. Илюхину, замечательному советскому актёру и режиссёру Н. Н. Губенко, народному артисту России и Украины В. В. Бортко.

Нашей особой благодарности заслуживают учёные-историки, в числе которых Ю. В. Емельянов, В. Т. Логинов, И. Я. Фроянов. Нельзя не оценить их глубокие исследования ленинского и сталинского периодов советской истории, истории предательства и разрушения СССР времён горбачёвской перестройки и ельцинских реформ.

Внесли свой достойный вклад в творческую копилку партии и партийные публицисты: И. И. Мельников, В. И. Кашин, Ю. П. Белов, С. И. Васильцов, Д. Г. Новиков, В. В. Чикин, Б. О. Комоцкий, Р. Р. Вахитов, В. С. Кожемяко, В. Н. Тетёкин, В. В. Трушков, А. К. Фролов, Л. Н. Доброхотов, Л. Н. Швец, Л. Г. Баранова, Е. Ю. Польгуева, О. А. Степаненко.

Значимую идейно-теоретическую работу проводит РУСО — объединение российских учёных социалистической ориентации. Первый председатель этой организации, И. П. Осадчий, и нынешний, академик РАСХН В. С. Шевелуха, приложили много усилий, чтобы сохранить научный потенциал учёных-ленинцев. Региональные отделения РУСО помогают партийному активу в повышении идейно-теоретического уровня, исследуют актуальные проблемы общественной жизни. Так, в 2007 году вышла в свет ничуть не утратившая своей ценности коллективная монография ленинградских учёных «Социальная структура современного российского общества».

Обогащению теоретического арсенала КПРФ служит её сотрудничество с братскими коммунистическими партиями. В рамках СКП-КПСС мы вырабатываем стратегию и тактику единых действий, осуществляем совместный теоретический поиск, обсуждаем по-настоящему интересный опыт. Так, в начале текущего года наши украинские товарищи приняли решение о создании Института проблем социализма. Перед ним поставлена задача стать теоретическим, методическим и координирующим центром научной работы в партии. Небольшое ядро учёных, занятых в этом институте на штатной основе, призвано собрать вокруг себя обществоведов-марксистов со всей Украины. Надо как следует приглядеться к этой инициативе.

Делу теоретического поиска служит участие в международных встречах левых партий. И мы не только направляем своих представителей за рубеж. В 2010 году в Москве по инициативе КПРФ прошла международная научная конференция «За историческую истину и правдивое отражение событий эпохи». Её участниками стали пятьдесят учёных и политиков из 21 страны, представители Всемирного совета мира, Международной ассоциации борцов сопротивления и антифашистов, Международной демократической федерации женщин. В этом году мы провели содержательный обмен мнениями со своими товарищами из 30 стран в ходе празднования 100-летия «Правды».

Все эти годы КПРФ внимательно изучает опыт рабочего и коммунистического движения за рубежом, исследует практику национально-освободительного движения, имеющую для нас и теоретическую, и практическую значимость. Международные контакты помогают и здесь. Так, делу изучения политики реформ в Китае служит программа коллективного посещения КНР представителями молодого поколения руководителей КПРФ. В августе состоялась поездка второй такой делегации.

Сегодня мы можем утверждать, что теоретическая деятельность партии в условиях оппозиции была напряжённой и продуктивной. Главным её результатом стала разработка Программы КПРФ и её новой редакции, принятой XIII съездом в 2008 году. Коммунисты и наши сторонники имели возможность принять участие в дискуссии по проекту новой редакции Программы партии, приобщиться к коллективному теоретическому поиску. Каждый наш съезд итожит результаты текущей борьбы, стимулирует творческую работу. Анализ, выводы и обобщения, представленные в отчётных докладах Центрального Комитета, как правило, подтверждались дальнейшим ходом событий в России и в мире.

Из «класса в себе» в «класс для себя»

Оставим нашим недругам их разговоры про вымышленный идейный кризис в КПРФ. Не он, а необходимость научного осмысления заявляемых жизнью проблем обязывает нас усилить идейно-теоретическую работу. Так, перед нами стоит задача значительно более действенного влияния партии на рабочий класс.

Протестное движение, охватившее Россию с минувшей зимы, явилось тревожным сигналом для действующей власти. Это произошло впервые с момента массовых выступлений граждан в защиту своих социальных прав в 2004–2005 годах. Особенностью движения протеста стали его политическая направленность и сосредоточение в наиболее крупных городах. Акции под лозунгом «За честные выборы!» охватили Москву, Петербург и другие города страны. Большинство в рядах протестующих составили люди далеко не самого низкого достатка. Ксюша Собчак не случайно назвала митинговое стояние на Болотной площади «революцией норковых шуб». Пользуясь отсутствием у протестующих программы, их попытались повести за собой полпреды олигархического капитала — всё те же Б. Немцов, М. Касьянов, В. Рыжков. А «засветившийся» на проспекте Сахарова Алексей Кудрин недавно открыто признался в том, что рассматривал свою роль как посредническую между «протестантами» и Кремлём.

Сентябрьские события продемонстрировали: развивать протест оказались готовы далеко не все его участники. Пришло осознание, что дальше нужно бороться не «против», а «за». Но единой программы не выработать тем, чьи цели предельно разнятся. Помимо группы либеральных реваншистов протестную активность продолжают проявлять люди, выходящие на улицу с социальными требованиями. При росте числа таких лозунгов массовость самих митингов, однако, не выросла. На «маршах миллионов» до миллионов далеко. Десятки тысяч протестующих есть, а вот миллионных масс, с которых и начинается, по Ленину, серьёзная политика, так и нет.

Перед нами всё острее встаёт вопрос о том революционном классе, что способен довести зарождающийся массовый протест до общенациональных масштабов. О том самом классе, который поведёт дело к реализации Программы КПРФ — плана действий по спасению народа и восстановлению страны.

Разве сильный и организованный рабочий класс не превратил бы массовое недовольство «грязными» выборами в борьбу за смену всей политической и социально-экономической системы? Значит ли это, что рабочий класс в России как крупная социальная сила исчез? Нет, это значит, что у него пока нет оснований гордиться своей сплочённостью и организованностью. Рабочий класс всё ещё остаётся «классом в себе», а не «для себя». Вот почему он не проявляет готовности к решительным действиям. Долог и тернист оказался путь его политического мужания и взросления.

Коронный метод буржуазии в борьбе против рабочих — отрицать существование класса, призванного стать могильщиком капитала. И это отрицание неизбежности классовой борьбы неплохо действует на тех «левых», что готовы повернуть направо. Но рабочий класс не исчез — вопреки кликушеству либеральных идеологов. А ложь о его исчезновении свидетельствует об исторической обречённости её распространителей, об их интеллектуальной немощи. Если рабочего класса нет, то кто же создаёт все материальные ценности? Кто создаёт те богатства, что неправедно присваиваются капиталистами?

Даже в России с её подорванным промышленным потенциалом капиталу без рабочего класса не обойтись. По данным Федеральной службы государственной статистики, к 1999 году 48,6% «населения страны, занятого в экономике» составляли «синие воротнички», или наёмные рабочие преимущественно физического труда. К 2006 году их доля не только не уменьшилась, но даже поднялась до 56,9%. В абсолютных цифрах это означает: в экономике занято почти 70 миллионов человек, свыше 39 миллионов — это наёмные работники физического труда.

Вот он — современный рабочий класс России! Рост его численности в основном достигается за счёт увеличения отряда рабочих, занятых тяжёлым физическим трудом. С 1999 по 2005 год этот отряд увеличился в промышленности и строительстве в два раза, на транспорте — в пять раз. И всё же большую часть российского пролетариата образуют индустриальные наёмные работники. Их — более 24 миллионов. Промышленные рабочие и есть тот самый пролетариат, которому, по Марксу, суждено свергнуть власть капиталистов. Но весь вопрос в том, насколько готов он к выполнению своей исторической миссии.

Как ни горько это признать, современный российский пролетариат раздроблен, а его классовое сознание не стало ещё зрелым, революционным. Почему? Количественные и качественные потери рабочего класса ещё недавно великой страны хорошо известны. Во времена приватизации и деиндустриализации общественное производство России сократилось более чем в два раза. Это значит, что как минимум вдвое уменьшилась и армия рабочих. Ещё драматичнее то, что за десятилетие ельцинско-гайдаровских реформ за воротами промышленных предприятий оказались более 10 миллионов рабочих высокой квалификации. Рабочий класс лишился своей наиболее культурной, сознательной части. Он лишился своего ядра.

Реставрация капитализма сделала и другое чёрное дело. Массовая безработица дезорганизовала и деморализовала рабочих, породила у них комплекс неполноценности: рабочий без работы — уже только потенциальный рабочий.

Учесть нужно и психологию советского рабочего. О классовой борьбе он знал только по школьным учебникам истории и быть готовым к ней просто не мог. Ему было трудно поверить, что вчерашний директор предприятия или начальник цеха стал вдруг для него работодателем, собственником производства. Трудно ещё и потому, что поначалу новые «хозяева жизни» в общении с рабочими сохраняли элементы советской культуры и психологии. У тех и других было ещё немало общего: общая история, общие воспоминания. Это не позволяло многим и многим, теперь уже эксплуатируемым, видеть в новоявленных капиталистах своих классовых противников. А «прихватизаторы» спекулировали на советских качествах наёмных работников и всё больше давили на них страхом безработицы.

Рабочие оказались лишены возможности организованного сопротивления. Деятельность парторганизаций в трудовых коллективах была запрещена, и этот запрет до сих пор остаётся в силе. Что касается профсоюзов, то их бывшие лидеры, за редким исключением, вросли в капиталистическое производство, стали верноподданными его собственников.

Нет никаких оснований винить рабочий класс России за его деморализованное состояние первых лет капиталистической реставрации. Его опорой должен был выступать его авангард — КПСС, а авангард не выполнил своего предназначения.

Потребовалось время для пробуждения классового сознания российских пролетариев. И оно произошло, хотя и находится ещё в начальной стадии формирования. Пришедшие на смену старшим среднее и молодое поколения рабочего класса уже куда более активны. Именно из них выходят сегодня лидеры независимых профсоюзов. Их создание в противоположность послушной властям шмаковской ФНПР — одно из свидетельств классового взросления пролетариата России.

Есть и другие свидетельства. Учёные Института социологии РАН исследовали мнения работников горно-металлургического профсоюза России. Выявилось, что доля тех, кто нацелен на достаточно активную защиту своих социально-экономических прав, неуклонно растёт. В 2003 году их было 19%, в 2007-м — 27%, а в 2011-м — уже 30%.

Исходя из данных социологии, можно утверждать: потенциал активности рабочего класса России повышается. Если десять лет назад противников забастовочной борьбы набиралось до 78%, то сейчас их доля сократилась почти на 20%. Одновременно выросло число сторонников стачечной борьбы с капиталом. На рубеже ХХ-XXI веков оно колебалось в пределах 25–28%, а 2011 году достигло 40%.

О том, что взросление пролетариата происходит, говорят не только настроения рабочего человека, но и факты его борьбы за свои права. Радикальная форма сопротивления капиталу — забастовка — ещё не превалирует над другими формами трудового протеста, но она перестала быть исключительной редкостью. Согласно данным мониторинга Центра социально-трудовых прав, в 2011 году в России состоялось более 90 забастовок. Общее количество протестных акций за этот год — 263, что почти на 30% больше, чем в 2010 году. Примечательно, что 40% случаев протеста приходится на промышленное производство. Наиболее активны машиностроители. Усилились выступления на транспорте. В прошлом году в них приняла участие почти четверть транспортных работников.

Как видим, рабочий класс не просто существует, но и борется. Власть делает всё, чтобы скрыть признаки пробуждения рабочего движения. Официальные СМИ редко и скупо сообщают о фактах пролетарской борьбы. Обходят их и либеральные правозащитники. Очень верно поступают «Правда» и «Советская Россия», уделяя всё больше внимания рабочему классу. Правильно и то, что они не отрывают от него трудовую интеллигенцию, которую Энгельс называл «пролетариями умственного труда». В газете «Правда» открыта рубрика «Рабочий фронт». Стоит внимательно следить за её материалами. Они убеждают: завершился период затяжного молчания российского пролетариата. Из «класса в себе» он, пусть и медленно, превращается в «класс для себя». И не случайно Путин заговорил о рабочей аристократии. Подкупая горстку «привилегированных», власть пытается оградить себя от недовольства российских пролетариев, от его перерастания в политический протест.

КПРФ — партия рабочего класса, пролетарская партия, партия всего трудового народа. Это не случайный набор понятий. За ними надо видеть социальную базу нашей организации.

В марксистской литературе есть понятия рабочего класса в широком и узком смысле. Думается, они отражают сложившуюся социальную реальность. В широком смысле рабочий класс есть пролетариат. Энгельс характеризовал его как «общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путём продажи своего труда, а не живёт за счёт прибыли с какого-нибудь капитала, — класс, счастье и горе, жизнь и смерть, всё существование которого зависит от спроса на труд, то есть от смены хорошего или плохого состояния дел, от колебаний ничем не сдерживаемой конкуренции».

Следуя данному определению, есть основания отнести к пролетариату инженеров и учёных, работающих на производстве или связанных с ним, преподавателей вузов и школ, готовящих квалифицированную рабочую силу для класса капиталистов, врачей, «ремонтирующих» для «совокупного капиталиста» покупаемый им товар «рабочая сила». Словом, всех, кто работает по найму и не участвует в эксплуатации.

Если к названным социальным категориям добавить сельских пролетариев и «конторский пролетариат», к которому Маркс относил мелких служащих и работников сервиса, то мы получим многомиллионную пролетарскую армию в 80% всего населения России. Она и есть социальная база КПРФ. Но эта армия является пролетарской лишь потенциально. Не выкованы ещё железные батальоны пролетариата, готовые к решительной борьбе. Ряды этой армии ещё не стройны и разрозненны. Находящиеся в них пролетарии не связаны пониманием единства классовых интересов. Поэтому и протестные акции носят локальный характер: ни одна из них не переросла в общероссийскую.

Рабочий класс в узком смысле — это непосредственные производители материальных благ, занятые в крупной машинной индустрии. Производительный труд индустриальных рабочих определяет их роль первой производительной силы общества. Стоит помнить, что наука становится производительной силой лишь при условии материализации научных идей в труде промышленного пролетариата. Сколько бы ни возрастала значимость «белых воротничков» в общественном производстве, впереди всегда будет роль «синих воротничков».

Закономерно, что именно промышленные рабочие дают самый высокий процент трудовых протестов в России. В кризисном 2009 году на долю промышленных предприятий приходилось почти 60% всех протестных акций. Промышленный рабочий класс концентрирует в себе наиболее сознательную часть российского пролетариата. Он является ядром общепролетарского движения. Именно среди индустриальных рабочих надо искать и находить рабочих-интеллигентов — честных, мыслящих, культурных, готовых к действию. Таких, какими были в начале ХХ века Бабушкин и Калинин, Шотман и Емельянов, составлявшие цвет пролетарской партии большевиков.

Искать и находить потенциальных активных членов нашей партии в рабочей среде невозможно без самого тесного сотрудничества с профсоюзами, в первую очередь независимыми. Громадная заслуга независимых профобъединений состоит в том, что они восстанавливают традиции классовой борьбы. Их ядро образуют молодые рабочие, не связанные «бесклассовой» психологией. С ними надо решительнее сходиться в организованном протестном движении. Сами они всё смелее делают свой политический выбор. Специальные соглашения о сотрудничестве действуют у КПРФ с такими профессиональными объединениями, как Профсоюз работников инженерно-авиационных служб гражданской авиации (ПРИАС), Профсоюз лётного состава России, Профсоюз авиаработников радиолокации, радионавигации и связи России (ПАРиС), Профсоюз работников текстильной и лёгкой промышленности Московской области, Московская городская организация профсоюза трудящихся авиапромышленности.

Вовлечение в КПРФ рабочих, прежде всего индустриальных, — это не только средство усиления влияния партии в пролетарской среде. Это и средство укрепления пролетарского характера самой нашей партии.

Перефразируя Сталина, можно сказать: без рабочих КПРФ смерть. Давно известна истина: коммунистическая партия — высшая форма организации пролетариата в его борьбе с капиталом. Стихийное рабочее движение может породить только тред-юнианистское сознание. И это ясно не только нам, коммунистам. Вот почему неизбежна пропаганда среди рабочих буржуазного и мелкобуржуазного социализма — «гуманного», «демократического», «национал-социализма» и прочего. Спешно формируемая в России сверхмногопартийность нацелена именно на это.

Образ какого социализма должны привносить мы — КПРФ? Это должен быть идеал, выросший из достижений реального советского социализма, развитие которого было насильственно прервано. В противном случае мы начнём грешить умозрительностью, а все наши слова о величии советской цивилизации окажутся пустой фразой.

Да, мы, конечно же, возьмём обязательство, что будущий социализм освободится от всего, что мешало ему развиваться в прошлом. Он очистится от бюрократических извращений, абсолютизации государственной собственности, идеологического диктата правящей партии, подменяющего идейное воспитание и свободную дискуссию. Сказать об этом необходимо, но при условии, что новым поколениям рабочих, не живших при Советской власти, будут представлены те формы жизнебытия, что явились открытием в мировой истории и за которыми будущее.

Прежде всего это организация не только коллективного труда, но и всесторонней жизнедеятельности в трудовых коллективах крупных научно-производственных объединений. Вместе с научно организованным производством они имели развитую социально-культурную инфраструктуру: свои больницы и поликлиники, детские сады и ясли, библиотеки и дома культуры, пионерские лагеря. Подсобные хозяйства обеспечивали свежими продуктами заводские столовые. Действовала система жилищного строительства для своих работников. Осуществлялись их обучение и переподготовка. Таков идеал будущего социалистического производства, который Советская власть уже делала реальным, воплощая его и в градообразующих предприятиях, и в академгородках. Подобного не было, не могло быть и никогда не будет даже в развитых странах капитализма.

Советский социализм — это не только прошлое, но и будущее России. КПРФ ещё предстоит в полной мере теоретически исследовать его великие ценности, его наследие, его неиспользованный, но богатый и разнообразный потенциал. Достижения реального социализма должны стать основой того образа будущего, который мы создадим и пронесём через все рифы и штормы. Его успехи и неудачи, его исключительно ценный опыт позволяют точнее и ярче представить убедительную альтернативу нынешнему порядку вещей. Слагаемыми этой альтернативы станут также успехи стран и народов, реализующих свой социальный идеал сегодня. Китай, Вьетнам, Белоруссия доказывают, что социально ориентированное государство с регулируемой им экономической жизнью и независимым политическим курсом — предпочтительнее моделей, навязываемых империализмом. Такое государство в современных условиях — лучшая защита от кризисов, нищеты и произвола.

Союз народно-патриотических сил — объективная необходимость

Нельзя не отметить, что концепция рабочего класса в широком и узком смысле имеет своих критиков. И это понятно: усложнение современного производства вообще, да ещё в условиях деиндустриализации, серьёзно изменила социально-классовую структуру общества. Реальное положение дел таково, что даёт основания для придирчивой критики любых оценок и подходов. Мы полагаем, что представленная концепция — предмет для теоретической дискуссии. КПРФ готова её провести с участием учёных-обществоведов и опытных производственников. Мы уже принимали решение о её организации, и наступает время реализовать намеченное.

При этом в представленной концепции есть, на наш взгляд, объективное по своей сути положение. Это тезис о наличии в российском обществе громадной массы пролетариев умственного и физического труда. Наёмные рабочие, наёмные работники сельского хозяйства, наёмные работники умственного труда в государственном и частном секторах, а также мелкие госслужащие и работающие по найму в сфере услуг — все они представляют общность эксплуатируемых. Судьба каждого из них зависит от стоимости рабочей силы на рынке труда. А конкуренция на нём жестокая: не желаешь продавать дёшево свою рабочую силу — оставайся безработным.

Своё пролетарское положение осознали ещё далеко не все трудящиеся. Не все из них понимают, что класс капиталистов при помощи буржуазного государства и права извлекает максимальную прибыль за счёт усиленной эксплуатации наёмных работников. Многим пока ещё кажется, что надо только принять справедливые законы — и всё изменится к лучшему. Лишь часть рабочих доходит уже до понимания марксистской истины: в буржуазном обществе закон и право есть выражение воли господствующего класса собственников.

Не случайно Маркс настойчиво напоминал, что в условиях капитализма рабочий, оторванный от средств производства, полностью зависит от произвола тех, кто даёт ему работу и при этом нещадно эксплуатирует. В «Критике Готской программы» он предлагал не надеяться на буржуазное государство, добиваясь изменения положения рабочих. Тем более на такое государство, которое представляет собою «обшитый парламентскими формами… бюрократически сплочённый, полицейски охраняемый деспотизм».

Чтобы убедиться в необходимости решительной борьбы, эксплуатируемые должны осознать общность своих классовых интересов, их противоположность интересам капиталистов. Процесс этот долог, сложен, мучителен. Недаром Маркс говорил: «Самая неприступная крепость — человеческий череп». Психология человека меняется много позже перемен в его социальном положении. Не только заводскому рабочему, но и бюджетнику, работавшему в советской школе или больнице, нелегко осознать себя эксплуатируемым пролетарием.

Медленно, очень медленно вызревает классовое сознание трудящихся. Но социальный протест всё сильнее проявляет себя и там, где сосредоточена трудовая интеллигенция, — в здравоохранении, образовании, культуре. В 2011 году на долю этих отраслей пришлось 20% от общего числа социальных протестов в России против 11% в 2010-м. Случились и резонансные акции, такие, как летняя голодовка артистов Балашовского театра в Саратовской области. Вот уже третий месяц ведут борьбу за право на труд и творчество актёры Московского драматического театра имени Н. В. Гоголя. Фактически они отстаивают русский классический репертуарный театр, вопреки попыткам представителей «провокационного» искусства сделать театральную сцену полем сомнительных экспериментов.

Крайне важно, что трудовая интеллигенция постепенно выходит из гражданской спячки. Это важно потому, что со времён перестройки большая часть данного социального слоя либо поддерживала власть, либо занимала по отношению к ней нейтральную позицию. Гражданское пробуждение трудовой интеллигенции означает переосмысление многого в окружающей действительности, отказ от безоглядного доверия так называемой интеллектуальной элите — либеральной, «избранной», а по сути — насквозь буржуазной.

Пробуждение трудовых интеллигентов ещё не стало устойчивой тенденцией, но сам его факт обнадёживает. Для нас, КПРФ, он имеет принципиальное значение: без лучших представителей интеллигенции, без людей просвещённых, мыслящих и честных, невозможно привнести социалистическое сознание в пролетарские массы.

Широкое протестное движение не стало ещё и приметой сельской жизни. Однако здесь заявила о себе особая форма противостояния буржуазному строю. Речь идёт об организации на селе коллективных хозяйств социалистического по своей сути типа. Их единицы, но они есть. Вопреки общему запустению деревни, они успешно работают.

Эти островки социализма — высшая форма трудового крестьянского протеста. Не случайно во главе таких коллективов оказываются коммунисты. В Марий Эл Иван Иванович Казанков успешно руководит сельхозпредприятием «Звениговский». В Ставропольском крае хорошие результаты показывает колхоз «Терновский» под руководством Ивана Андреевича Богачёва. В Иркутской области развивается Усольский свинокомплекс, возглавляемый Ильёй Алексеевичем Сумароковым.

Можно назвать и другие впечатляющие примеры. Даже в условиях дикого рынка эти островки новой экономики демонстрируют эффективность коллективных хозяйств, развеивают ложь о преимуществах фермерства. Их деятельность показывает, что только восстановление крепких трудовых коллективов обеспечит возрождение инфраструктуры села и уверенный рост производства. Только оно поднимет социальный и культурный уровень российской деревни, наладит её быт. Не случайно столь убедительны успехи братской Белоруссии в развитии своего села. Возрождение крупных сельхозпредприятий стало здесь предметом особой заботы государства во главе с А. Г. Лукашенко.

Народные предприятия способны стать точкой опоры возрождения России. За ними — будущее. Мы обязаны представить обществу их созидательный потенциал и социалистический характер. И очень важно, что деятельность наших товарищей — практиков сельхозпроизводства — помогла нам всерьёз взяться за разработку темы народных предприятий. Мы активно пропагандируем их уникальный опыт, показываем его в своей видеопродукции и обязательно продолжим это делать. Сегодняшний опыт таких предприятий будет непременно востребован в экономической политике новой, народной власти — власти трудящихся.

Кстати, вокруг коллективных форм организации производства уже сложилась своя история борьбы. Успехи большевиков после свершения социалистической революции были столь впечатляющи, что побудили буржуазию Запада изворачиваться. Она не только стала «охотнее» делиться с пролетариями своими прибылями, но и задействовала иные механизмы. Так, в середине прошлого века в США приняли целый ряд законов, обязывавших владельцев предприятий отдавать рабочим часть акций. Речь, разумеется, шла не о достижении социальной справедливости, а о смягчении социальной напряжённости, о подрыве забастовочного движения. Лучший способ сделать это капитал видел в том, чтобы посеять в среде рабочих частнособственнические иллюзии. Часть из них решили «повязать» новым статусом и звучным названием «акционеры». Формально рабочий входил в число совладельцев предприятия, но контрольные пакеты акций оставались в руках узкой группы дельцов.

С подлинно народными предприятиями капиталистические акционерные общества ничего общего не имеют. Между тем подобного рода обманку пытаются подсунуть сегодня и российским рабочим. Совсем недавно «единоросс» А. Исаев да ещё вместе с главным профбоссом страны М. Шмаковым решили предложить программу «антиваучеров». В ней они пунктуально воспроизвели старые рецепты охмурения рабочих. Эти рецепты выписываются как раз для того, чтобы приглушить протест масс.

Итак, объективное основание для становления социально-классового протестного движения в России есть. Дело за тем, чтобы дополнить его другим, субъективным, основанием. И это наша задача — организовать данное движение как массовое, общенародное, общенациональное. Объективная необходимость в этом очевидна, и действовать нужно увереннее. Вот почему через несколько недель мы проведём Второй съезд представителей трудовых коллективов России.

Долг КПРФ — придать протесту и социально-классовый, и народно-патриотический характер. Иначе говоря, соединить классовую и национально-освободительную борьбу. Капитал России имеет компрадорский характер. Тысячами нитей он связан с мировым капиталом, находится в полной зависимости от транснациональных корпораций. Наша страна брошена под колесницу глобализма. Вполне реальна угроза полного превращения России в колонию с декоративным суверенитетом и кукольной демократией.

Власть шаг за шагом реализует политику, ставящую под вопрос нашу национальную независимость. Россия насильственно вовлечена в ВТО, минуя референдум по столь судьбоносному вопросу. Под видом реформирования разрушаются Вооружённые силы страны. Новая приватизация, рассчитанная на 2012–2016 годы, позволяет иностранному капиталу многократно усилить свои притязания на обладание некогда общенародной собственностью. Коммерциализация здравоохранения, образования и культуры делает их всё менее доступными для граждан. Не прекращается разнузданный антисоветизм, превращённый ещё и в форму злобной русофобии.

В сложившихся условиях есть объективная необходимость выдвинуть в числе основных лозунг «Пролетарии и патриоты России, объединяйтесь!» Пролетарский интернационализм и народный патриотизм делают сегодня общее дело. Они вместе противостоят агрессии буржуазного космополитизма. Они же служат защитой от буржуазного национализма, в какие бы патриотические перья тот ни рядился, выдавая себя то за державный, то за православный, то за русский или любой другой национализм.

Союз народно-патриотических сил — это форма и способ объединения пролетарской и непролетарской массы трудящихся. К последней Ленин относил мелких трудовых собственников, мелких хозяев. Сегодня они работают в сфере малого бизнеса. И этот бизнес семейного типа охватывает не менее 10 миллионов человек.

Прообразом нашего союза народно-патриотических сил являются народные фронты, победившие на парламентских выборах во Франции и Испании в середине 30-х годов XX века. Они были образованы коммунистами в союзе с другими левыми для объединения национальных сил перед угрозой фашизма. Их социальной основой явился в первую очередь рабочий класс. На VII конгрессе Коминтерна ему была дана характеристика как передового класса нации. Теоретический анализ деятельности народных фронтов Франции и Испании необходим КПРФ для выработки стратегии и тактики социально-классовой и национально-освободительной борьбы с компрадорским режимом. Этот анализ нужен и для того, чтобы не допустить совращения масс на ложный путь «народной демократии» и «народного капитализма», к чему их готов призывать «Рублёвский» фронт во главе с Путиным. Защитить трудящихся от буржуазного политиканства КПРФ сможет только в том случае, если будет иметь чёткие идейно-теоретические ориентиры работы в массах.

Советская цивилизация — цивилизация будущего

В ряду проблем, требующих от нас теоретического осмысления, на одном из первых мест стоит проблема идеала обновлённого социализма XXI века. Она уже заявлена нами, но теоретически ещё не разработана. Определяя подходы к ней, вспомним: и Маркс, и Энгельс, и Ленин неоднократно говорили, что роли разных стран в социалистическом преобразовании мира будут распределены сообразно национально-историческим особенностям каждой из них.

Всемирная история не случайно отвела России первую роль в прорыве человечества к социализму. Наша страна была готова к этому и потому, что была самым слабым звеном в цепи мирового империализма, и потому, что общинный, коллективистский образ жизни её государствообразующего русского народа, в большинстве своём крестьянского, предрасполагал к социализму.

Россия и сегодня — одно из слабых звеньев в цепи мирового капитализма. Но есть вопрос: образ жизни её народа, его мировоззрение — готовы ли они к восприятию социалистических идей? Казалось бы, народ разобщён, общество расколото, а молодое поколение выросло в криминально-рыночных условиях, диктующих индивидуалистический стиль жизни. Да, во всём этом много правды, но не вся правда. В России идёт и всё более обостряется борьба двух начал: сугубо эгоистического, буржуазного, частнособственнического с коллективистским, общественным, социалистическим. Не будь этой борьбы, не получала бы КПРФ на выборах многие миллионы голосов тех, кто сохранил советский дух и советское мировоззрение.

За нас голосуют не только ностальгирующие по социалистическому прошлому, но и те, кто несёт его в себе ради его продолжения, ради развития в будущем. Голосуют за нас и носители советской культуры, советской цивилизации. Сама же она, израненная, не канула в Лету. Она помогает людям не только выживать в мерзостях криминальной действительности, но и коллективно противостоять ей в борьбе за социалистическое будущее. Своеобразие исторического момента состоит в следующем: чем больше капитализм усугубляет кризис в России, тем очевиднее, что перспективы её возрождения связаны с социализмом, с ещё сохранившимися элементами советской цивилизации.

Социализм был выстрадан нашей страной. Советская цивилизация выросла из русской, российской цивилизации в условиях освобождённого труда и власти трудящихся. Благодаря прорыву к социализму Россия отвела от себя угрозу национально-государственной катастрофы в 1917 году, спасла себя от уничтожения в годы Великой Отечественной войны. Советская цивилизация стала результатом могучей работы народа, приживившего социализм к тысячелетней культуре нашей страны, её национально-историческим особенностям.

Советская цивилизация, как и любая другая, соединяет в себе материальные и духовные ценности общества. Главная материальная ценность — социалистическое производство — разрушена. Ядерный щит и ряд прибыльных госпредприятий-то немногое, что пока устояло в условиях рыночной стихии. Но остаются ещё специалисты-профессионалы, способные возродить страну. Социальным творчеством «снизу» и вопреки политике «сверху» создаются народные предприятия социалистического типа. Во многом сохранились и духовные ценности советской цивилизации.

Олигархическая власть и её патроны на Западе понимают, что Россия ещё сохраняет перспективу мирного перехода от капитализма к социализму. Отсюда — раскрутка нового витка приватизации и новые удары по недавно мощной системе образования. Так спешат уничтожить израненную советскую цивилизацию, цивилизацию, заложившую основы будущего всего человечества.

Раскрывая гуманистический смысл социалистического переустройства, Ленин говорил: «Раньше весь человеческий ум, весь его гений творили только для того, чтобы дать одним все блага техники и культуры, а других лишить самого необходимого — просвещения и развития. Теперь же все чудеса техники, все завоевания культуры станут общенародным достоянием, и отныне никогда человеческий ум и гений не будут обращены в средство насилия, в средство эксплуатации». Так оно и было в СССР — впервые в истории человечества и назло всем враждебным ему силам.

Советский Союз — ядерную державу — нельзя было разрушить извне. Его нельзя было разрушить и снизу: мощная государственность и народный патриотизм служили тому препятствием. Разрушить его можно было только изнутри и сверху. Так и произошло. Но разрушители поторопились торжествовать. Историческая память настойчиво воспроизводит ценности советской цивилизации, обнаруживает в ней очертания социализма XXI века.

Главной ценностью советской цивилизации стал человек труда, труда преобразующего, созидательного, общественно значимого, освобождённого от эксплуатации. Каждый имел возможность сочетать в нём личные и общественные интересы. Таково одно из великих достижений советского социализма. СССР был страной коллективов, где свобода коллектива ставилась выше свободы личности. Это обязывало каждого воспринимать свободу как осознанную необходимость, предпочитать коллективные интересы личным. И это в полной мере соответствовало традициям общинного мироустройства русского народа. Такая организация жизни защищала общество от претензий эгоистической личности на свою исключительную индивидуальность, на её право поступать, не считаясь с коллективной волей.

Советское общество было обществом-семьёй. Наш великий поэт Александр Твардовский так и сказал об этом, когда писал об отношении народа к Сталину: «Мы звали — станем ли лукавить? — Его отцом в стране-семье». Именно ослабление роли трудовых коллективов в системе советской демократии, формализация их жизни к началу 1980-х годов имели следствием выход из-под общественного влияния деятелей не советского, а мещанского типа. Из них и рекрутировалась «пятая колонна» капитала в недрах социализма.

Безусловным достоянием социализма стала идея приоритета духовных ценностей в сознании большинства советского общества. Эта великая традиция, шедшая ещё с Древней Руси, готова была прерваться с развитием капитализма в России. Традиции общинного, коллективистского мироустройства рушились с вторжением в деревню капиталистических отношений. В процессе их обличения и формировалась великая русская литература. «Наш век — торгаш», — говорил её гениальный классик Александр Пушкин, указывая на бездуховность зарождающейся буржуазной эпохи.

Содержание русской литературы — убедительный аргумент для каждого, кто считает себя патриотом. Социализм стал спасением духовной культуры России, дал ей новое развитие. Из реализма классической русской культуры вырос социалистический реализм, ставший одним из мощных художественных направлений мировой культуры ХХ века. Горький, Шолохов, Алексей Толстой, Леонов, Маяковский, Твардовский и далее — Абрамов, Бондарев, Распутин, Шукшин — выдающиеся имена великой советской литературы, получившей всемирное признание. А сколько было великих имён в советской музыкальной культуре, в изобразительном, театральном и киноискусстве: Прокофьев, Шостакович, Хачатурян, Свиридов, Корин, Грабарь, Дейнека, Станиславский, Немирович-Данченко, Покровский, Григорович, Эйзенштейн, Герасимов, Бондарчук. Славу советской науки составляли Капица и Ландау, Харитон и Семёнов, Курчатов и Келдыш, Королёв и Алфёров. Рядом с ними могут стоять ещё многие имена людей, вклад которых в сокровищницу мировой культуры общепризнан. В деяниях творцов советской духовности социалистическая цивилизация обрела свою вечность. В них живёт она, и никому не дано её уничтожить.

Для многонациональной России чрезвычайно значима такая особенность советской цивилизации, как равноправные отношения народов и наций СССР. Их дружба лежала в основе духовно-нравственного единства многонационального Советского государства. Исторический опыт убедительно доказал: общественная собственность на орудия труда и средства производства объединяет людей, частная собственность — разъединяет. Этот опыт продемонстрировал: социалистическая демократия как власть трудящихся способна решить национальный вопрос, буржуазная — никогда.

С установлением господства капиталистической частной собственности и буржуазной власти во весь рост встал в нашей стране русский вопрос. Впервые оказался разделённым государствообразующий русский народ. При этом немало наивных патриотов полагают, что русский вопрос можно решить без смены социального строя. Самые же наивные и вовсе надеются, что для его решения достаточно всем русским — и буржуа, и пролетариям — собраться под знаменем русского национализма, объединиться на основе русской культуры. Но, во-первых, национализм как массовое явление никогда не был присущ русской культуре, русскому народу. Во-вторых, новые буржуа с готовностью встанут под знамя национализма, если это позволит им сохранить власть и капиталы. Буржуазия во все времена умела с выгодой для себя разыгрывать националистическую карту. И потому растущая активность идеологов либерального национализма не случайна.

Правящие круги умело имитируют возможность своего дрейфа в сторону русского почвенничества. Ими при этом предлагается иезуитский компромисс: мы будем вам, русским, строить православные храмы и посещать богослужения, а вы оставьте упрёки за приватизацию предприятий, земли и лесов, за реформирование образования, здравоохранения и армии. Мы, дескать, поддержим разговоры о защите духовности и о величии русской культуры, отметим отдельных её представителей государственными наградами, но средства массовой информации оставим в руках либералов.

Нет, русский вопрос не будет решён без социалистического возрождения России. Русская, российская цивилизация не будет спасена без защиты и возрождения советской цивилизации — главной своей вершины. Попытка же реставрировать цивилизацию царских времён есть пустая бессмыслица, откровенный регресс и глупая попытка повернуть историю вспять.

КПРФ действует в русле советской цивилизации и борется за её сохранение. Мы делаем это, требуя национализации олигархической собственности, защищая науку и культуру, выступая против либерально-буржуазного реформирования системы образования и здравоохранения, предлагая свою конструктивную программу оздоровления нации и «образования для всех».

Не упуская из виду изъяны реального социализма, мы должны теоретически осмыслить и обобщить достижения советской цивилизации. И эта интеллектуальная работа — больше, чем исследование прошлого. Она реально будет способствовать формированию облика обновлённого социализма XXI века.

Глобализация по-американски сыграла роль спускового крючка, запустив процессы, направленные против основополагающих ценностей человеческой цивилизации. И здесь у нас будет много поводов для раздумий, выводов, действий. Одна из границ, разрезающих современное общество, — это граница между наличием и полным отсутствием принципов, моральных и нравственных норм. В условиях, когда национальный капитал уходит в небытие, а правила игры определяются глобалистами, их цель состоит в том, чтобы сломить любое — политическое или духовное — сопротивление их воле. Лишними для них становятся уже все ценности, кроме тех, что приносят прибавочную стоимость. Мрак цинизма и пошлости сгущается так крепко, что даже прежние споры между сторонниками религиозных верований и атеистами зазвучат на этом фоне по-новому. Ведь и те и другие являются людьми убеждений и принципов.

В современном мире растёт число тех, кто преследуется по религиозным мотивам. 75% из них — христиане. Аналитики ОБСЕ недавно обнародовали: каждые 5 минут в мире гибнет за свою веру один христианин. За год около 100 тысяч приверженцев этой религии умирают в ходе межконфессиональных конфликтов. Несомненно, огромную роль в их трагедии играет агрессивная, экспансионистская политика США и НАТО. Это она спровоцировала всплеск антихристианских настроений и вызвала современный исход христиан из Ирака, Египта, Ливии, Нигерии и других стран. Зачастую вторжение американских агрессоров и их союзников мусульманское население воспринимает как своего рода крестовый поход.

Таким образом, стремясь насильственно привести мир к общему знаменателю, глобализм отнюдь не возвышает западную цивилизацию. Выступая от её имени, он озабочен лишь утверждением собственного господства. При этом беспощадно уродуется великая культура Запада, столь же великая, как и культуры Китая, России, Индии. Из неё выхолащивается всё непреходяще ценное — человеческое. Мир становится свидетелем культурной деградации и духовного оскудения в странах «золотого миллиарда», в первую очередь в США. Империализм это вполне устраивает. Так значительно проще вербовать кадры завоевателей и направлять их в поход против трудящихся разных народов, культур и верований.

Всех трудящихся — любых национальностей и культур, верующих и атеистов — коммунисты защищают от глобализма. А значит, нам не уйти от осмысления опыта строительства отношений между советским государством, правящей партией и Церковью. В истории этих отношений было немало трагических страниц. Можно вспомнить, что в годы Гражданской войны многие представители военного духовенства служили в белой армии, а некоторые монастыри стали опорными базами белых, хранили запасы оружия и продовольствия. Можно вспомнить и эскалацию противостояния классовых сил после победы Октябрьской революции. Рост насилия не обошёл стороной и Церковь. Он был вызван разрухой, доставшейся Советской власти в наследство от царизма и от Временного правительства, признанного Священным синодом Русской Православной Церкви. Можно, разумеется, вспомнить и то, что среди невинных жертв репрессий конца тридцатых годов минувшего века немало было священнослужителей. Но стоит только погрузиться в трагические страницы нашей истории, как можно оказаться в тупике. В бездне споров легко позабыть о главной беде современной России — социальном расколе.

Стоит напомнить, что примирение между советским государством и всеми верующими состоялось в годы Великой Отечественной войны. Оно нашло своё выражение в исторической встрече Сталина с высшими иерархами Русской Православной Церкви в 1943 году. Щедро исписанная страница взаимных претензий и разногласий была тогда перевёрнута. И мы уверены: громадное большинство верующих возвращаться к ней не желает.

КПРФ считает, что главный вопрос жизни современной России — это преодоление социального раскола российского общества на богатых и бедных, достижение социальной справедливости. В решении этого вопроса коммунисты и верующие могут действовать заодно — доступными и присущими им средствами. Наше средство — борьба за перевод страны на рельсы социалистического развития. По мнению КПРФ, без этого раскол не преодолеть и народы России не спасти.

Мы также считаем, что коммунисты и верующие могут быть заодно в противостоянии бездуховности и безнравственности, которые угрожают всему нашему многонациональному народу. Оскорбление православных святынь, как и других святынь русского и всех народов России, КПРФ оценивает как унижение, как оскорбление исторической памяти. Точно так же мы воспринимаем осквернение символов и святынь великой советской эпохи.

Мы, коммунисты, всегда выступали за отделение Церкви от государства. И сегодня КПРФ выступает против попыток либерально-олигархического режима превратить Русскую Православную Церковь в послушный ему механизм управления страной и обществом. Для самой Церкви пойти на поводу у этих поползновений означало бы разделить ответственность за разрушительный социально-экономический курс.

Наша партия считает свободу совести — свободу вероисповедания или атеизма — гарантией уважения религиозных и атеистических чувств людей. КПРФ — партия научного коммунизма, а стало быть, научного, но не воинствующего атеизма. Вот почему мы восстановили свободу совести для коммунистов. Именно восстановили, ибо она была в большевистской партии с момента её рождения. В начале ХХ века Ленин писал: «Мы должны не только допускать, но сугубо привлекать всех рабочих, сохраняющих веру в бога, в с.-д. партию». Приём верующих в ВКП(б) прекратился в середине 1930-х годов. Это было связано с обострением внутрипартийной борьбы. Практика неприёма верующих в ряды КПСС сохранялась и позже, хотя решений на этот счёт партия не принимала.

Сегодня у КПРФ уважительные отношения с тем духовенством, что помогает людям жить по христианским или мусульманским заповедям. Но мы не приемлем воинствующий антисоветизм и клерикализм, которыми преисполнены отдельные деятели Церкви. На любые выпады такого рода мы отвечаем: говорить о защите русского народа и при этом опускаться до антисоветизма с его русофобией — значит пренебрегать нуждами и чаяниями народных масс.

КПРФ принимает в свои ряды верующих с одним лишь ограничительным условием: никакой пропаганды религиозных взглядов внутри партии. Этот подход был определён Лениным. В остальном основатель партии предупреждал: противоречие между принятой человеком научно-материалистической программой партии и его религиозными взглядами есть его личный вопрос. Оно не подлежит обсуждению. Не подлежат дискуссии и ещё две вещи. Во-первых, недопустимость критики марксистско-ленинской теории внутри партии с религиозных и иных идеалистических позиций. И, во-вторых, недопустимость оскорблять людей, исходя из их религиозной принадлежности.

В нашей партии вызрело убеждение, что в советской цивилизации будущего отношения государства трудящихся и Церкви будут построены по принципу уважительного мирного сосуществования. Православная Церковь и другие конфессии России будут выполнять предписанную им историей роль: помогать людям жить в мире и дружбе, жить по этическим нормам той веры, которую они исповедуют.

В 1947 году в работе «Октябрьская революция и вопрос о средних слоях» И. В. Сталин отмечал: «Если раньше христианство считалось среди угнетённых и задавленных рабов обширнейшей Римской империи якорем спасения, то теперь дело идёт к тому, что социализм может послужить (и уже начинает служить!) для многомиллионных масс обширнейших колониальных государств империализма знаменем освобождения».

Вот уже долгое время христианство и социализм соседствуют, то сталкиваясь, то ища компромисс, в умах и душах миллионов трудящихся по всему миру. Под воздействием социалистических идей в христианстве появилось такое течение, как теология освобождения. А образ Че Гевары для многих жителей Латинской Америки сливается с образами христианских святых. Находясь на Кубе в 1980 году, мать Тереза утверждала: «Я считаю учение Христа глубоко революционным и абсолютно соответствующим делу социализма. Оно не противоречит даже марксизму-ленинизму».

Президент Венесуэлы Уго Чавес в 2006 году заявил: «Капитализм — путь дьявола и эксплуатации. Если вы действительно хотите смотреть на вещи глазами Иисуса Христа — который, по-моему, был первым социалистом, — только социализм может действительно создать достойное общество». В том же духе лидер Боливарианской революции провозглашал: «Иисус Христос, несомненно, был повстанцем, одним из наших, антиимпериалистов. Он восстал против Римской империи… Христос был революционером. Он восстал против религиозных иерархий. Он восстал против экономической власти того времени. Он предпочёл смерть для защиты своих гуманистических идеалов, и он жаждал перемен».

Не только Чавес, но и другие наши коллеги по левому движению находят в религиозных концепциях идеи, сближающие их с духом социализма. Разные религии мира вобрали в себя вековые мечты человечества о справедливости, равенстве, братстве. Отречение от этих ценностей — желание глобалистов, но не коммунистов. Гуманизм христианства, как и социалистический гуманизм, мешает архитекторам глобального мира. Для ненасытного капитала одинаково смешны и нелепы любые высокие идеи: социалистические, патриотические, христианские, мусульманские, буддистские. Его бог — золотой телец.

Трудящиеся только выиграют, если их верующая часть будет включена в борьбу за освобождение от социального гнёта, в борьбу за социализм. Опыт советской цивилизации напрямую связан со строительством общества, преодолевшего социальный и национальный гнёт. Этим во многом и определялась привлекательность советского образа жизни.

Действовать основательно, ответственно, творчески

Подвести итог сказанному — значит сделать необходимые выводы, поставить задачи, определить направления работы.

Во-первых, мы обязаны как зеницу ока беречь теоретическое наследие классиков марксизма-ленинизма. Мы не вправе допускать его искажения и вульгаризации, в том числе под видом так называемой свободы критики. Только руководствуясь марксистско-ленинской теорией, КПРФ может выполнить свою авангардную роль в российском обществе.

В идеологической борьбе с политическими противниками теоретические уступки недопустимы. Нужно помнить, что трагедия КПСС произошла прежде всего в результате беспринципного отступления её руководства от методологии марксизма-ленинизма. С идейного отступничества началось политическое предательство, завершившееся государственной изменой.

Задача КПРФ — постоянный анализ общества, в котором мы живём. Это обязывает партию использовать теорию как руководство к действию, искать нестандартные решения актуальных проблем современности.

Защита марксистско-ленинского наследия предполагает идеологическую бдительность, недопустимость распространения в партии идеалистических взглядов в любой форме. Свобода совести в КПРФ не означает свободу пропаганды идей, чуждых диалектическому материализму. В нашей партии возможна пропаганда только марксистско-ленинских идей в их творческом развитии. И это вовсе не исключает нашего сотрудничества с теми, кто, исповедуя иное мировоззрение, разделяет Антикризисную программу КПРФ, не приемлет антисоветизм и антикоммунизм.

Во-вторых, развивая теоретическую мысль, партия будет неуклонно руководствоваться диалектико-материалистическим методом познания, применять вытекающий из него классовый подход к анализу и оценке социальных фактов и явлений. Изучению данного метода и данного подхода необходимо уделять главное внимание в процессе партийно-политической учёбы.

Мы должны держать в центре партийной пропаганды, партийной учёбы и политического просвещения изучение и популяризацию наиболее актуальных произведений Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. В ближайшие два года предстоит развернуть соответствующую издательскую работу, разработать и распространить методические материалы для изучения коммунистами марксистско-ленинских трудов.

Во всех изданиях КПРФ, в устной пропаганде партии надлежит настойчиво разоблачать стремление наших политических противников скрыть классовую сущность политики правящего режима, его антинациональный характер. Следует помнить, что именно классовый подход позволяет наилучшим образом обнажить связь интересов олигархической власти с её антироссийской внутренней и внешней политикой. В противостоянии этому курсу и происходит соединение социально-классовой и национально-освободительной борьбы.

Третье: необходимо обеспечить эффективное выполнение решений июньского (2012 года) пленума ЦК КПРФ, нацелившего нас на повышение идейно-теоретического уровня коммунистов и подготовку кадров для этой деятельности. Отделу ЦК по агитационно-пропагандистской работе предстоит завершить работу по созданию Центра политической учёбы при Центральном Комитете КПРФ, а также разработку программ обучения и подбор преподавательских кадров высокой квалификации. После проведения съезда партии у нас должна быть полная готовность к набору первых потоков слушателей.

Четвёртое: предстоит позаботиться о создании в КПРФ максимально благоприятных условий для развития теоретической мысли. Для этого как минимум потребуется:

— привлечь к участию в работе Центра политической учёбы при ЦК КПРФ лучшие научные кадры партии, развивать его как центр теоретических дискуссий по злободневным вопросам современной жизни России и мира;

— вынести на рассмотрение ХV съезда КПРФ вопрос об учреждении партийного журнала «Вопросы теории»;

— активнее привлекать учёных-марксистов к исследованию актуальных для партии проблем истории и современности, формировать при их помощи новое поколение таких учёных;

— проанализировать современное состояние коммунистического и левого движения в мире, отразить его оценку в материалах ХV съезда КПРФ; в рамках подготовительной работы провести международный «круглый стол» с участием партий, изучающих соответствующую проблематику;

— нацелить наши партийные комитеты на систематическую работу с профессиональной научной средой в своих регионах;

— шире использовать семинары, конференции, «круглые столы» и другие формы научных дискуссий для обсуждения теоретических проблем современности.

Пятое: необходимо поставить в число первоочередных задач повышение идейно-теоретического уровня всего партийного актива «снизу доверху». В первую очередь это касается всего корпуса секретарей городских, районных, региональных комитетов КПРФ. При выдвижении, обсуждении и утверждении кандидатур на должности секретарей региональных и местных отделений в числе первых должна учитываться их идейно-теоретическая подготовленность.

Важно также практиковать чтение лекций и проведение семинаров по актуальным вопросам теории на семинарах первых секретарей региональных комитетов партии в ЦК КПРФ, на зональных совещаниях партийного актива и семинарах секретарей местных комитетов.

Говоря о массовой учёбе, надо помнить: в советские годы знания о коммунистической теории, пусть и поверхностные, имел почти каждый. Сегодня в партию вступает поколение без какого-либо серьёзного представления о марксизме-ленинизме. Содержание нашей теории звучит как открытие почти для каждого молодого слушателя. Эту новую ситуацию надо иметь в виду, её надо использовать. Нельзя забывать о том, что без кружков, в которых изучались марксистские труды, не было бы и ленинской партии.

Шестое: нужно правильно выстроить концепцию создаваемого сейчас интернет-телеканала КПРФ. Всем понятно: телевидение — вещь популярная. Его невозможно превратить в теоретический лекторий. Но ясно и то, что информационное вещание нашей партии не может предстать в виде очередной «развлекаловки», только с «красным подтекстом». Оно должно находиться в гуще острейших проблем российской действительности. Рассматривая их, нужно соответствовать глубине нашей теории и её духу — революционному, преобразовательному, созидательному. Сделать разговор о состоянии общества глубоким и ярким, показать пути решения проблем — важнейшая задача. И одновременно сложнейшая. Решить её — значит проявить высший пилотаж в тележурналистике. Но именно к этому мы и обязаны стремиться.

Седьмое: предстоит продолжить работу по написанию и изданию учебных пособий для коммунистов, в первую очередь — нашей молодёжи. В последнее время Президиумом ЦК КПРФ выпушены два учебных пособия профессора из Санкт-Петербурга А. П. Боровикова — «Начала марксизма-ленинизма» и «Основы общей теории политики», поддержано издание учебного пособия «Курс отечественной истории» московского профессора, доктора исторических наук Л. И. Ольштынского. Издание учебной литературы должно стать систематически.

Восьмое: следует настойчиво повышать в партии авторитет научной теоретической и практической деятельности. С целью её всемерной поддержки и стимулирования предлагается рассмотреть на ХV съезде КПРФ вопрос об учреждении специальной премии ЦК за создание произведений, имеющих особую идейно-теоретическую ценность.

В ряду первостепенных задач работы партии на этом направлении необходимо выделить как минимум три:

1. Разоблачение и донесение до понимания большинством народа классовой, антинациональной, антироссийской сущности правительственной программы приватизации госсобственности на 2012–2016 годы. Всемерная демонстрация того факта, что осуществление этих планов — очередной эпизод экономической и финансовой войны мировой олигархии против России. Непрерывная пропаганда наших законодательных инициатив, Антикризисной программы КПРФ как альтернативы проводимой сегодня разрушительной политике.

2. Раскрытие процессов политического становления рабочего класса России вопреки всем сложностям и противодействию со стороны власти. Развенчание мифа о «среднем классе». Разъяснение того факта, что отнесение к классу определяется не уровнем доходов, а местом в системе общественного производства. Один из возможных шагов — подготовка под эгидой ЦК КПРФ и РУСО научно-практической конференции на тему «Рабочий класс и „средний класс“ в современной России: мифы и реальность».

3. Продолжение и наращивание пропаганды достижений Советской власти. Настойчивое разоблачение фальсификаций нашей истории. Подготовка и проведение празднования 95-летия Великого Октября, 90-летия образования СССР, 400-летия изгнания польских захватчиков из России, 70-летия подвига «Молодой гвардии», 70-летия победы под Сталинградом. Инициирование совместного заявления в связи с 95-летием Великого Октября на XVI Международной встрече коммунистических и рабочих партий.

  • * *

Я глубоко убеждён, что наше общее решение рассмотреть актуальные вопросы и задачи совершенствования идейно-теоретической работы партии является абсолютно верным. В преддверии отчётно-выборного съезда КПРФ такой разговор на пленуме ЦК не только полезен, но и крайне необходим.

Нет сомнений: задачи, которые поставит Центральный Комитет, мы сможем решить своевременно и результативно. Для этого у нашей партии есть необходимые кадры, ресурсы, интеллектуальный потенциал. Планируя свою деятельность, мы не предаемся пустым фантазиям и твёрдо стоим на почве реальности. Мы научились не отчаиваться даже в периоды самых тяжёлых испытаний. И нам никогда не изменяет то, что свойственно каждому истинному коммунисту, — чувство исторического оптимизма, чувство уверенности в правоте наших дней.

В этом — залог успеха!

Борьба за социалистическую Россию продолжается!

 
« Пред.   След. »

Рейтинги

Статистика