Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Неестественная убыль Печать
25.09.2012 г.

За последние годы Россия безвозвратно потеряла 15 млн гектаров пашни

Минсельхоз до конца сентября представит федеральному правительству законопроект, ужесточающий ответственность за нецелевое использование земель сельскохозяйственного назначения. Об этом сообщил глава министерства Николай Федоров. Но признался, что практика изъятия таких земель абсолютно не развита. «Без ужесточения федерального законодательства нам не изменить ситуацию», — отметил министр.

Вопрос о возврате пустующих земель в сельскохозяйственный оборот был самым сложным в списке тем, для обсуждения которых оппозиционные фракции нижней палаты парламента пригласили министра с докладом. Как заявила перед заседанием одна из инициаторов этого мероприятия заместитель председателя аграрного комитета Госдумы Надежда Школкина, необходимо ставить вопрос об «изъятии у нерадивых собственников неиспользуемые земли, а это порядка 20 миллионов гектаров».

Безысходность имеющихся правовых отношений в земельном вопросе обходится очень дорого и сельчанам, и сельскому хозяйству в целом, которое является драйвером всей экономики, вызывая спрос на переработку и на машиностроительную продукцию (холодильники, тракторы и т. п.) Огромного куска национальной экономики со сложными связями, колоссальных налоговых сборов, решения застарелых социальных и финансовых проблем села — всего этого мы лишаемся ради сохранения и поддержания системы лояльности региональных властей хозяину Кремля. Стоит ли оно того?

Насколько значима эта проблема, «СП» пояснил президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский:

— Российские земли имеют огромный потенциал. На сегодняшний день под все виды зерновых в нашей стране используется не более 43 млн га. Это при том, что еще в 1978 году ежегодно засевалось около 78 млн га. Если учесть, что 20 миллионов га еще можно ввести в оборот, то получается, что со времен развала СССР безвозвратно было потеряно более 15 млн га пригодных для пахоты земель.

«СП»: — Таким образом, не используется почти половина тех земель, которые находятся в обороте сегодня, и которые позволяют в успешный год выдавать рекордные объемы на экспорт?

— Да, это верно, но — по отношению к площадям под зерновые. Общая картина: плюс пастбища и прочее — значительно отличается.

«СП»: — После министра перед депутатами выступил аудитор Счетной палаты Одинцов, который заметил, что за 2008–2012 на программу повышения плодородия из госбюджета потрачено почти 32 млрд рублей, однако несмотря на такое финансирование, площадь орошаемых и осушаемых земель почти не изменилась. Более того, за это же время из состава земель сельхозназначения выбыло 9,8 млн га.

— Вот отодвинули границы Москвы на Юго-Запад. Одна эта мера привела к выводу огромного количества земель из сельскохозяйственного оборота. Что касается траты выделяемых из бюджета средств на возврат в оборот земель, то они тратятся точечно, на самые эффективные угодья. То есть затраты эти, в общем-то обоснованы.

«СП»: — Однако аудитор отметил, что также не выполняется госплан по внесению минеральных удобрений, хотя деньги на них выделены. Всего же за последние 40 лет Россия потеряла порядка 60 млн га сельскохозяйственных земель. Или около 6 тысяч га в день. Это все означает — упущенный экспорт, недополученные налоги, утрачиваемые земли, бедность сельчан.

— Последние цифры как раз затрагивают все угодья, а не только под зерновые. Меры по изъятию земель — это палка, а нужна и конфетка. Собственник должен понимать выгоду использования земель. Должны быть созданы экономические условия, стимулы для ввода пустошей в оборот. Вот, с 2013 года будут погектарные выплаты тем, кто использует земли по назначению — я думаю, эти меры окажутся полезны.

Впрочем, директор Института проблем глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий полагает, что проблема не может быть решена усилиями властей:

— Проблема может быть расшита лишь в рамках глубоких реформ или социальных революций. Дело в том, что если бы существовала возможность экспроприировать землю у неэффективных собственников, то проблема давно была бы решена.

«СП»: — Но ведь действующее законодательство позволяет изымать пустующие на протяжении ряд лет сельхозугодья у хозяев, с компенсациями или без.

— Но на практике во всех странах, где развивается капитализм латифундистского типа, этого не происходит. Будь то Бразилия, с которой нас любят сравнивать, или другие страны, особенно в Латинской Америке. Да, использование земель под спекуляции более выгодно и менее хлопотно, чем целевая работа с ними. С этим ничего не поделать, пока в Конституцию незыблемо вписаны права собственников.

«СП»: — Но вот в Германии, стране с давними традициями защиты частной собственности, местные власти запросто выставляют частный дом на торги, если дважды выходящая на общую улицу часть тротуара не убрана. Вырученные на аукционе деньги в полном объеме, правда, отдают собственнику.

— Этот как раз потому, что в Германии плохо защищены права собственников. Поэтому в Германии и возможны самые высокие темпы экономического роста в Европе. Строго говоря, динамично развивающийся капитализм возможен только при условии слабой защиты прав собственности. Любая незыблемость этих прав оборачивается застоем, поскольку становится незачем активно развиваться, собственнику жить и так комфортно. Такая система капитализма сложилась в последние два десятилетия у нас.

«СП»: — Тем не менее, безо всяких социальных революций, действующее законодательство позволяет земли у собственников забирать. Зачем тогда нужен еще один законопроект? Почему не работают имеющиеся?

— Законодательство имеет много неработающих законов. Если у власти стоят люди, которые создавали действующую систему латифундистского капитализма, как они будут с ней бороться? Им это невыгодно. Поэтому все это законотворчество не имеет перспектив быть воплощенным в жизнь, это исключительно бумажная активность.

Плата за обслуживание экономикой имеющейся политической системы очень велика. По данным переписи 2010 года, сельское население России составляет более 37,5 миллиона человек, то есть заметно более четверти населения страны. Получается, что из-за того, что вокруг деревень пустуют скупленные спекулянтами земли, огромная часть населения страны не может работать по месту жительства, поскольку земля, которую возделывали их деды и прадеды, им не принадлежит. Таким образом, вместо того, чтобы честно зарабатывать деньги на жизнь, значительное число селян надеется лишь на социальные выплаты из госбюджета. По данным министра сельского хозяйства, на социальные программы для сельчан за последние четыре года было выделено 170,4 млрд. рублей. Примерно четверть этих средств — из федерального бюджета, остальные деньги — из региональных бюджетов и внебюджетных источников. Тем не менее, село живет очень бедно.

— Сельский уклад жизни стремительно разрушается из-за той формы собственности на землю, которую создал присущий России монополистический капитализм, — говорит ведущий научный сотрудник Института комплексных социальных исследований (ИКСИ) РАН, Леонтий Бызов.- Сегодняшним собственникам малоинтересны постоянно работающие предприятия на их земле, приусадебное хозяйство в деревне, работающие школы и поликлиники, строительство сельской инфраструктуры, включая, дороги и магазины. В лучшем случае, им требуется лишь небольшое число сезонных работников. Даже там, где сельхозземли используются по назначению. Относительно хорошо ситуация обстоит на Юге России: начиная от Воронежской области и южнее. В средней полосе России село стремительно разрушается. А, например, в Костромской области — и вовсе худо.

«СП»: — Получается, что миллионы людей сидят без работы, влачат жалкое существование из-за того, чтобы кто-то имел возможность раз в несколько лет провернуть выгодную спекуляцию землями, на которых работали их предки?

— Вернуть те земли, о которых говорилось в Госдуме, в оборот чрезвычайно сложно. Система административных мер, включая штрафы, уже показала, что она работает очень плохо. Имеющееся законодательство, позволяющее изымать пустующие земли у собственников, содержит множество лазеек, благодаря которым эти законы фактически не работают, они слишком сырые. Я считаю, действенным могло бы быть лишь введение фактически запретительных крупных налогов на спекулятивные операции на землю подобно налогу на сверх роскошь То есть, создать рамочный закон для всей страны, в котором местные региональные власти могли быть индивидуально поправлять ставки налогов.

«СП»: — Но разве не региональные власти виноваты в том, что сложилась такая ситуация? Кто диктует условия в обороте сельхозземель?

— Диктуют, конечно, региональные власти. Министр Федоров как никто другой знает эту проблему. Он десятки лет занимался вопросом как глава региона в Чувашии, и сделал ее животноводство образцовым, особенно на фоне соседних областей. Например, Владимирской, где все пришло в упадок. Но это очень сложная работа для региональных властей. Например, собственники никогда не будут заниматься вопросами создания сельской инфраструктуры.

«СП»: — Убирать ли лазейки в старых законах, вводить ли новые налоги — вопрос упирается в политическую волю. Почему Кремль ее не проявляет? Он боится возмущения собственников, новых латифундистов, или некой революционной волны от того, что вмешивается в эту чувствительную сферу?

— Как раз революционную волну поднимает нынешняя ситуация. В основе земельных отношений лежат неформальные договоренности внутри власти, и любое изменение этих договоренностей очень тяжело идет. Эта негласная конвенция сложилась в конце 1990-х — начале «нулевых» годов.


http://svpressa.ru/economy/article/58922/
 
« Пред.   След. »