Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Бригады постоянной неготовности Печать
21.09.2012 г.

Военная реформа по Сердюкову и Макарову вернулась к тому, с чего начиналась.

Генеральный штаб Вооруженных сил России распорядился до конца октября в каждой бригаде постоянной боевой готовности создать усиленные общевойсковые батальоны. «В соответствии с решением Генштаба, в военных округах создаются батальонные тактические группы со средствами усиления и стопроцентной укомплектованностью военнослужащими-контрактниками и солдатами, имеющими практический боевой опыт», — сообщил источник агентства «Интерфакс».
«Эти батальоны создаются в округах из-за того, что мотострелковые и общевойсковые бригады постоянной боевой готовности фактически не отвечают своему статусу — в них некомплект личного состава составляет от 30 до 50 процентов, а также большой комплект новой боевой техники и боеприпасов к ним. Особенно не хватает контрактников и военнослужащих, обладающих основными боевыми специальностями — механиков-водителей, операторов-наводчиков, гранатометчиков… Наибольший некомплект личного состава — до 50% — имеется в звене „взвод-рота“. Эта картина характерна для всех военных округов», — отметил он.
Если коротко — перед нами акт полной и безоговорочной капитуляции военной реформы, начатой министром обороны Анатолием Сердюковым и начальником Генштаба Николаем Макаровым. Давайте вспомним, что обещали нам эти реформаторы, когда придумали переводить армию с дивизионной на бригадную систему. Дескать, дивизий в стране много, но существуют они больше на бумаге. А случись что — воевать все равно некому. Вон, в первую чеченскую кампанию пришлось на скорую руку по всей стране скрести по казарменным сусекам и бросать в бой наспех сформированные сводные отряды танкистов, артиллеристов и пехоты. Оборачивалось все большой кровью. И это было несомненной правдой.
Зато теперь… Теперь, рассказывали нам самоуверенные Сердюков с Макаровым, в итоге их военной реформы на страже Родины от Калиниграда до Владивостока встанут полнокровные мотострелковые и танковые бригады. Готовность каждой к вступлению в бой — один час. Укомплектованность личным составом — стопроцентная. В боевых машинах — полный боекомплект. В кузовах автомашин — заранее загруженные боеприпасы, продовольствие, инженерное и другое имущество. В автоцистернах — запасы топлива. Каждый солдат знает свой маневр, даром что служит максимум по году. «Тогда нажмут водители стартеры, и по лесам, по сопкам, по воде»… Красота, да и только!
И вот теперь, не краснея, признается спустя годы после начала реформы Генштаб, вся эта красота накрылась медным тазом. Ни одна из бригад не то что за час — за неделю в полном составе к бою подготовиться не в состоянии. И вынуждена, как в первую чеченскую, заняться формированием сводных батальонов. Почему? Чтобы выяснить это, «Свободная пресса» обратилась к бывшему командующему 58-й армией (в 2004—2006 гг.) генерал-лейтенанту запаса Виктору Соболеву:
— И до начала реформы Сердюкова подобные усиленные батальонные тактические группы были в каждом полку или бригаде для решения внезапно возникающих боевых задач. Их создали после взрыва госпиталя в Моздоке (1 августа 2003 г. — прим. «СП»). Тактические группы находились в получасовой-часовой готовности. Батальоны менялись с периодичностью от недели до месяца. Потому что один и тот же батальон функционировать в таком напряженном режиме все время не может. Поэтому в самой идее ничего нового нет.
Но то, что сегодня к этому Вооруженные силы вынуждены возвращаться, означает, что военная реформа с треском провалена. Основная причина — укомплектованность личным составом ужасная. Макаров говорил, что новые бригады постоянной боеготовности готовы в течение часа выйти из военных городков и приступить к выполнению боевых задач. Это полная чушь. В нашей миллионной армии сегодня не хватает порядка 300 тысяч солдат и офицеров. О какой боеготовности можно говорить? Поэтому из трех батальонов бригады вынуждены создавать хотя бы один боеготовый. Но если раньше мы имели возможность их регулярно менять, потому что все батальоны были укомплектованы личным составом, то сейчас они несменяемы. Обучать и проводить боевую подготовку в режиме, когда солдаты сидят в постоянной готовности к выходу в поле, невозможно.
«СП»: — Как выглядела усиленная тактическая группа до реформы?
— Это был мотострелковый батальон в штатном составе, танковая рота, артиллерийская батарея, инженерно-саперный взвод. Выделялись машины с боеприпасами, чтобы батальон был способен самостоятельно совершить марш и выполнять боевые задачи. Но эти подразделения были не сводными, а на штатной основе. А сейчас будут сводными.
В советские годы у нас была нормальная армия численностью в 80–90 дивизий. В зависимости от операционно-стратегического направления, они были либо сокращенного состава, либо постоянной боевой готовности, укомплектованные по штатам военного времени. А сейчас мобилизационная готовность упразднена вовсе. Ликвидированы даже органы управления, которые занимались этим вопросом. В военкоматах сидят гражданские люди, которые не владеют обстановкой. Это не просто неправильно, это — преступно.
Давайте считать. У нас сегодня на всю страну в Сухопутных войсках всего 39 общевойсковых бригад. Бригада — это фактически бывший полк. В дивизии всегда было четыре полка. Выходит, у нас на всю Россию теперь осталось менее 10 дивизий. И даже этот мизер Генштаб неспособен укомплектовать личным составом. Это полный позор и провал реформы, который привел к небоеготовности всей армии.
Когда дивизии превращали в бригады, говорили, что хоть их и станет меньше, но зато все якобы будут постоянной боевой готовности, мобильны и т. д. Я с самого начала говорил, что это — бред. Утверждал: в конце концов, реформаторы придут к тому, что даже эти несчастные оставшиеся бригады опять сделают сокращенного состава. Не может армия в мирное время нести службу по штатам военного. Это просто невозможно. И вот мои слова спустя четыре года сбылись. Но если раньше у нас были органы управления, которые были способны в кратчайшие сроки привести дивизию в состояние полной боевой готовности, то сейчас их уже нет.
Комментарий директора Института политического и военного анализа Александра Шаравина:
— Ни для кого не секрет, что наши Вооруженные силы сегодня испытывают огромные трудности с комплектованием личного состава. Финансовых средств для того, чтобы выполнить планы по набору контрактников, недостаточно. А с призывом — проблемы. Считаю, их можно было бы решить за счет создания системы новых стимулов для призывников. Совсем недавно прозвучала в Госдуме разумная инициатива: привлекать на госслужбу только тех, кто отслужил в армии. К сожалению, проект этого закона отклонен. Если бы подобные шаги были осуществлены, это в значительной мере позволило бы решить проблемы с комплектованием войск. Потому что на самом деле недостатка в призывниках нет. Есть недостаток солдат в армии. А это совсем другой вопрос. У нас нет нормально выстроенной системы призыва.
«СП»: — Достижение такого уровня подготовки войск, когда бригады будут способны приступить к выполнению боевой задачи в течение часа, называлось в качестве ключевой цели реформы. Она провалена?
— Ситуация действительно сложная. Во многих мотострелковых бригадах снова приходится формировать батальоны сокращенного состава. Конечно, тогда это не бригады постоянной боевой готовности. Сокращенный батальон — всего несколько десятков человек. Разумеется, он не способен выполнять никакую боевую задачу. В то же время с радикальными оценками нынешней ситуации я не согласен.
Стоит обратить внимание, что наши военачальники всегда говорят не о реформе, а о придании нового облика Вооруженным силам. Я изначально подчеркивал, что нам нужно стремиться к приданию не нового облика, а новой сущности Вооруженных сил. Форму мы меняем, а сущность остается прежней. При всех нововведениях, которые внедрены за последние четыре года, наша армия остается по своей сути советской.
«СП»: — Что это означает?
— Это означает, что не изменились военно-служебные отношения, не изменилось отношение к человеку в погонах со стороны общества и государства. Он у нас до сих пор — винтик. И неважно — рядовой или генерал. Должны возникнуть новые военно-служебные отношения внутри самой армии. В наследство от советской армии нам достался огромный клубок проблем, который фактически не изменился. Хотя уже и структура Вооруженных сил поменялась, облик армии, форма, которую она носит. А существо осталось прежним.
Создание усиленных батальонов — вынужденное решение, пожарная мера. Не считаю, что это правильно, потому что никакие временные формирования не могут заменить постоянно действующие структуры. Все это мы уже проходили, когда начиналась первая чеченская кампания.
Главный вывод: действия руководства Вооруженными силами, к сожалению, непоследовательны и не всегда продуманны. Минобороны и Генштаб что-то заявляют, а потом выясняется, что не предусмотрено множество важных нюансов. Приходится отступать и все переделывать. Мы то хотим укомплектовать армию полностью контрактниками, то решаем, что нам это не подходит. То увольняем десятки тысяч офицеров, то решаем, что нам их не хватает. Так теперь вышло и с бригадами постоянной готовности.


http://svpressa.ru/society/article/58846/
 
« Пред.   След. »