Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Г.А. Зюганов об итогах путинского десятилетия. На пороге новой эпохи Печать
24.12.2009 г.
Оглавление
Г.А. Зюганов об итогах путинского десятилетия. На пороге новой эпохи
"Откуда пришёл кризис?"
"Десятилетие обмана"
"В новое десятилетие – с верой в лучшее"

     Заканчивается 2009 год, а вместе с ним и целое десятилетие. Первое десятилетие нового века и второе «либерального капитализма», насильно установившегося в стране после предательского развала СССР. В эти дни мы неизбежно подводим итоги пережитого и сравниваем их с прежними периодами жизни страны. Стремимся на их основе разглядеть очертания будущего. На что может рассчитывать Россия в следующие десять лет? Что наработано, или, напротив, упущено и растрачено в уходящий период? Какие надежды, какие ожидания и тревоги будут слышаться нам в музыке кремлевских курантов, которая через несколько дней возвестит о наступлении Нового 2010-го? А возможно – и о приближении новой эпохи в российской истории.

2000-е против 90-х?

    Официальная пропаганда последних лет настойчиво внушала россиянам мысль о принципиальном отличии путинских 2000-х от лихих ельцинских 90-х. По ее версии, вопреки предыдущему десятилетию «радикальных реформ» и «шоковой терапии», 2000-е стали годами «стабильности», «наведения порядка» и «укрепления государственности». Эту же риторику во многом повторяла и сама власть. И эти же словесные декларации помогали ей получить поддержку общества, которая значительно превысила ничтожный уровень доверия к Ельцину и его команде в последние годы их правления. Сработала и обеспечила длительный эффект пропагандистская игра на внешних контрастах, на обновлении политической «упаковки». Народ был настолько унижен и разгневан деяниями ельцинского режима, что новой команде, пришедшей к управлению страной, достаточно было даже умеренной критики «наследия 90-х», чтобы многие восприняли ее как спасителей Отечества. Пусть даже она и состояла почти целиком из людей того же ельцинского призыва. 

    Мы, коммунисты, на протяжении всего уходящего десятилетия настаивали, что новая власть – это лишь припомаженная версия прежней. Что ее рейтинги во многом обеспечены словесными декларациями, с которыми принципиально расходится ее собственная практика, способствующая усугублению выстроенной в 90-е системы криминального капитализма. Именно против этой практики КПРФ неизменно выступала в Государственной Думе, в региональных, законодательных собраниях, в избирательных округах по всей стране. На предприятиях и в студенческих аудиториях. На улицах и площадях российских городов, где регулярно проходят наши акции протеста. 

    Именно с этой практикой мы боролись, голосуя в парламенте против самых разрушительных законов 2000-х, принятых властью. Против распродажи земли нуворишам. Против превращения здравоохранения и образования в доходное место. Против пенсионной реформы, которая привела к тому, что средняя пенсия составляет теперь не 70% по отношению к средней зарплате, как раньше, а лишь 20-24%. Против фактического упразднения Трудового кодекса, новый вариант которого абсолютно не обеспечивает защиту прав человека труда. Против нового Лесного кодекса, который позволяет не только бесконтрольно вырубать российские леса, но и распродавать их налево и направо. Теперь, после его принятия даже заповедники нельзя уберечь от ненасытных спекулянтов. Мы протестовали, мы сопротивлялись разрушительной практике. А в ответ «партия власти» и соловьи официальной пропаганды лицемерно обвиняли нас, что мы выступаем против тех благородных намерений и деклараций, которые власть выражает на словах. 

    Время со все большей очевидностью подтверждает нашу правоту. Подтверждает, увы, дорогой ценой. 

    Важнейшими показателями реального качества управления страной являются показатели демографические. Та же официальная пропаганда стремилась убедить нас, что низкая рождаемость в России вызвана не столько социальным неблагополучием, сколько приближением страны к западным стандартам, все большим ее сходством с европейской цивилизацией. Отчасти можно согласиться с тем, что низкий уровень рождаемости – это изнанка западного благополучия. Но миф о приближении России к европейским стандартам полностью опровергается другим показателем – уровнем смертности. В западных странах низкая рождаемость сопровождается еще более низкой смертностью, благодаря чему все равно сохраняется естественный прирост населения. В нашей стране ситуация принципиально иная. По показателям смертности Россия не только не сопоставима с западными странами. Она по темпам вымирания уже оставляет позади и самые неблагополучные страны «третьего мира». Вот результат. Десять лет назад, в 1999, в стране проживало 146 миллионов 300 тысяч человек. К нынешнему году население сократилось до 141 миллиона 900 тысяч. 2000-е, десятилетие «стабилизации», десятилетие, когда власть якобы отказалась от разрушительной практики 90-х, отняло у страны почти четыре с половиной миллиона человек! 

    Не случайно одну из своих статей, вышедших в уходящем году, я назвал «Система вымирания». В той же статье говорилось и о скрытой стороне этой проблемы, о том, чему не уделяет особого внимания официальная статистика. Речь идет о беспрецедентном вымирании коренного населения России. Серьезные демографы уже давно обращают внимание на то, что масштабы убыли населения в значительной степени сглаживаются притоком мигрантов. Если бы не он, показатели сокращения населения были бы вдвое большими. Отсюда следует, что реальным показателем убыли коренного населения страны является цифра общей убыли, умноженная на два. То есть, 4,5 миллиона, потерянных в 2000-х согласно статистике, заставляют предполагать, что коренных граждан в стране за эти десять лет стало примерно на девять миллионов меньше. 

    Убежден, что уже одного этого достаточно, чтобы дать власти неудовлетворительную оценку по результатам ее работы за десять лет. И уверенно говорить о том, что при сохранении нынешней социально-экономической системы управления следующее десятилетие принесет стране еще большие потери. Тем более в условиях, которые усугубляются общемировым финансово-экономическим кризисом. Кризисом, стремительно приобретающим характер катастрофы – особенно в России.



 
« Пред.   След. »