Русский лад

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение
Антикоммунизм как средство уничтожения России. Побольше света! Пусть партия знает всё! Печать
28.05.2009 г.
Известный русский публицист Юрий Белов в «Правде»: Антикоммунизм как средство уничтожения России. Побольше света! Пусть партия знает всё!
 
     Капиталистический мир пришёл к тупику, явным показателем чего стал разразившийся кризис. Какие же пути к спасению? Возможно – богатейшая Россия, подмять которую совсем просто, когда некому встать на её защиту…

     Антикоммунизм имеет долгую историю. Он берет свое начало с 1848 года, когда впервые в Лондоне был опубликован “Манифест Коммунистической партии” К. Маркса и Ф. Энгельса. Преодоление и в конце концов уничтожение частной собственности — именно эта главная цель коммунистов вызвала ответную реакцию мировой буржуазии, что нашло свое выражение в антикоммунизме — системе мер противодействия коммунистической идеологии, вплоть до ее запрета. Агрессия антикоммунизма зрима сегодня в России, и это не случайно.
 
Главный удар — по КПРФ
 
     Кризис, что охватил капиталистический мир, давит всё сильнее, загоняет в тупик и заставляет искать спасительный выход. Есть немало оснований полагать, что таким выходом для транснационального капитала (а он решает всё) окажется овладение Россией — овладение ее природными богатствами, колоссальными источниками сырья, энергоносителями в первую очередь. От их нехватки задыхается империалистический Запад, с вожделением взирая на нашу громадную страну. Ее завоевание может произойти (и уже происходит) без войны, при сохранении номинальной государственной независимости РФ, а возможно (не исключается), и при образовании на ее территории ряда “независимых” государств. После запланированного из-за предательства М. Горбачёва и его команды развала СССР вряд ли кому из трезвомыслящих это покажется фантастическим. Почитайте “Великую шахматную доску” З. Бжезинского, чтобы убедиться в возможной реальности сказанного. Выход из мирового кризиса за счет России — тема уже не новая.

     Есть ли связь между высказанным выше и новой агрессией антикоммунизма в нашей стране? Есть, и прямая. Вспомним, что антикоммунистическая истерия предшествовала развалу Советского Союза. Антикоммунизм тогда привел к кризису общественного сознания, что не дало возможности большинству советских людей увидеть угрозу общенациональной трагедии. Метили в коммунизм, чтобы попасть в Россию. Увы, этот горький вывод А. Зиновьева был сделан им, когда трагедия уже случилась: попали в Россию — СССР. Вывод философа оказался осознан советским народом, да и то не всем, с большим опозданием. Оглушенный антисоветизмом, он стал восприимчив к внушению, чего и добивались работающие на профессиональный антикоммунизм: советологи, политические и социальные психологи, специалисты по лингвистическому программированию (зомбированию) людей, знатоки механизмов внушения на подсознательном уровне — через телерекламу (25-й кадр).

     Нам могут возразить: “Антикоммунизм сейчас не пройдёт — он ассоциируется в массовом сознании с “демократами”, а они отвергнуты обществом”. Да, это так. Исчез бытовой антикоммунизм, происходит новая переоценка ценностей советской истории. Провал для власти телепроекта “Имя Россия” — свидетельство тому. Но не будем забывать и другого: прервана связь времен и поколений; уходят из жизни ветераны — поколение победителей; вступает в пору социальной зрелости молодежь, выросшая в послесоветское время, с искаженным представлением о советской эпохе; вирус частнособственнической психологии поразил многих в России. К тому же кризис: олигархически-чиновничья власть мечется и во имя самоспасения может пойти на крайность — на безумие антикоммунизма. Всем, кому дороги ценности советской и всей отечественной истории, нельзя терять бдительности: антикоммунизм в России — антикоммунизм против России. Об этом напоминает история.

     Страна переживает новую антикоммунистическую агрессию. Оскверняются памятники Ленину и святыни Великой Отечественной войны. Вновь искусственно возбуждается вопрос о перезахоронении В.И. Ленина и ликвидации некрополя у Кремлевской стены. Вновь поднимается волна антисталинской истерии (прокручиваются специально подготовленные к этому телесериалы — “Дети Арбата” и т.п.). На телевидении наблюдается “ренессанс” патологического антикоммуниста Сванидзе. Ведущий НТВ Пивоваров специализируется на развенчании маршала Победы Жукова, массового советского героизма в годы Великой Отечественной, Млечин извлекает из небытия диссидентов, представляя их героями “холодной войны” Запада против СССР. Караулов обращается к совести рядовых коммунистов, противопоставляя им руководителей КПРФ, выводя на экран раскольников партии в качестве борцов за подлинную коммунистичность… Маховик антикоммунизма набирает обороты.

     Главный удар наносится по КПРФ. Понятно почему: партия выстояла перед антикоммунистическим ураганом в 90-е годы и смогла, несмотря на ухищрения власти, лишить ее многомиллионной поддержки, стать одной из основных политических сил российского общества. Сейчас же, в условиях разрастающегося кризиса, левеет социальное настроение широких масс, что создает объективную основу для их поворота в сторону КПРФ. Этого боятся власть имущие не только в нашей стране, но и на Западе. Случись этот поворот — и будет похоронен стратегический замысел выхода из мирового кризиса за счет России. Но не только это тревожит врагов нашей партии. Их пугает ее настойчивое стремление стать авангардом народного протестного движения против существующего режима власти. Свидетельство тому — антикризисная программа партии, суть которой состоит в создании предпосылок для перехода страны к социализму, что только и может предотвратить национальную катастрофу. Эта программа, если она дойдет до людей, — как кость в горле власти. Нелишне поэтому остановиться на двух главных ее положениях — остальные вытекают из них.

     Первое. Вернуть в общенародную собственность добывающую промышленность и базовые отрасли экономики. Ввести прямое государственное управление отраслями, особенно пострадавшими от кризиса. Создать централизованный орган управления народным хозяйством для мобилизации и эффективного использования средств, необходимых для восстановления страны.

     Речь идет о национализации — ликвидации олигархической собственности. О восстановлении централизованного общественного производства, а значит, о спасении первой производительной силы — рабочего, трудящегося. Речь идет, возможно, о мобилизационной экономике до выхода страны из кризиса. Короче говоря, о спасении и социалистическом возрождении России: централизованное общественное производство — гарантия ее целостности и независимости, ее перехода к социализму. Могут ли с этим смириться нынешняя власть и империалистический Запад? Да никогда!

     Второе. Государственные валютные средства использовать исключительно на инвестиции в отечественную экономику. Ввести жесткие меры по предотвращению оттока капитала за рубеж. Национализировать отраслевые банки. Создать систему государственного инвестирования реального сектора экономики. КПРФ выступает за создание Государственного банка России — государственного не только по названию, но и по своим функциям.

     Здесь речь идет прежде всего о перекрытии всех возможностей возникновения виртуальной экономики на фондовых рынках. Но главное в приведенном положении заключается в создании Государственного банка России. Иначе говоря, в ликвидации ее Центрального банка. Это та радикальная мера, без принятия которой не избавить страну от коррупции, не остановить падения производства.

     ЦБ России по сути своей деятельности независим от политического руководства страны. По Конституции РФ свою основную функцию — защиту и обеспечение устойчивости рубля “он осуществляет независимо от других органов государственной власти” (ст. 75 Конституции РФ). На практике ЦБ России превратился в филиал Международного валютного фонда (МВФ) и действует под его диктовку. Именно по этой причине ЦБ России всячески поощряет превращение промышленного капитала в спекулятивный. Его процентная ставка равна сегодня 12%, в то время как в Объединенном банке Европы она составляет 2%, в США — 1,2%, в Японии — 0,15%. Экономистами давно установлено: если ставка кредитования производства в стране более 7%, то ее ожидает крах. Ликвидация Центрального банка и создание Государственного банка России лишат Запад даровых инвестиций в его экономику. Это будет ощутимым ударом по финансовой системе США в первую очередь. Нет, не случайно агрессия антикоммунизма направлена против КПРФ (читайте: против России).
 
Метят в Зюганова
 
     В технологии профессионального антикоммунизма особое внимание уделяется воздействию на коммунистических вождей в буржуазном духе. Воздействию не прямому, а косвенному и не столько поначалу идеологическому, сколько психологическому. Тщательно изучаются личностные характеристики. И если в них превалируют скрываемые от партии такие нравственно ущербные черты, как властолюбивое тщеславие, беспринципность, выдаваемая за политическую гибкость, склонность к соглашательству с властью, предрасположенность к буржуазному эпикурейству, то именно эти стороны личности руководителя усиленно эксплуатируются политическими противниками. Последние предлагают партнерство в отношениях, всячески подчеркивая исключительную значимость своего, еще вчера непримиримого, оппонента в политической жизни страны. Они обеспечивают его паблисити в буржуазной политической элите. Делается это преимущественно в парламенте, где благоприятны условия для буржуазного обволакивания “вождей”. С отступничества от коммунистической нравственности начинается дорога, ведущая к отступничеству от коммунистической идеологии. По ней прошли видные представители еврокоммунизма — Берлингуэр в Италии, Каррильо в Испании. Печален оказался удел возглавляемых ими коммунистических партий.

     Дорогу отступничества прошел до конца — до предательства, поначалу коммунистических идеалов, а затем и Советской Родины — Михаил Горбачёв, ныне здравствующий нобелевский лауреат и “лучший немец”. Последнее отметим особо: западные спецслужбы достигли совершенства в игре на струнах неуёмного мещанского тщеславия тех, кто числился, но не был на самом деле коммунистическим лидером. Они немало преуспели в сотворении на Западе мифа о величии Горбачёва, а затем, как говорится, повели его.

     Иная технология используется профессионалами антикоммунизма в отношении испытанных временем истинных лидеров коммунистических партий. Это технология их моральной и политической дискредитации. Вера людей в коммунистов как живых носителей великих идеалов — обязательное условие их веры в сами идеалы. Когда она подрывается, идеалы подвергаются сомнению и обесцениваются. Антикоммунисты-профессионалы хорошо это знают и делают всё, чтобы опошлить личность честного лидера коммунистов, представить ее в неприглядном виде. В ход пускаются клевета, домыслы и вымыслы, обращенные не к рассудку, а к предрассудкам.

     Клевета и вымыслы выдаются за правду в антикоммунистических мифах, рассчитанных на доверчивых и неискушенных в политике. Мифы запускаются в массовое сознание, как правило, в периоды возрастающей популярности коммунистов в народе. Так было перед Октябрьской революцией, когда распространялась небылица о Ленине как агенте Генерального штаба Германии. Так было и в период возвышения авторитета Сталина в большевистской партии в начале 20-х годов минувшего века: тогда появился миф о его тайных связях с царской охранкой.

     Трудна судьба честного лидера коммунистов. Вот уже 16 лет, с образования КПРФ в 1993 году, фабрикуются пасквили о Геннадии Зюганове: о его некоем тайном сговоре с властью, о его якобы законспирированной коммерческой деятельности (вспомним карауловские телеопусы), об узурпации им партийной власти и, наконец, о его отступничестве от марксизма. Если первые два мифа рассчитаны на сознание политического обывателя, то два последних — на сознание члена КПРФ. Такая разноплановость антизюгановской мифологии не случайна. Ее цель: подорвать доверие к лидеру КПРФ не только в обществе, но и в партии.

     Почему именно Зюганов оказался под прицелом “чёрных” мифотворцев? Ответ может быть простым и очевидным: дело не в нем лично, будь на его месте другой честный и талантливый человек, он обязательно оказался бы объектом антикоммунистической клеветы. Таков удел лидера Компартии РФ. С этим нельзя не согласиться. И всё же, дело еще и в Зюганове. Что в нем тревожит явную и закулисную власть и так называемых друзей народа, которые считают себя марксистами от бога?

     Прежде всего власть и “друзей народа” тревожит его постоянство в постановке и отстаивании русского вопроса в единстве его классовой и национальной сторон. Зюганов доказал и доказывает, что русский вопрос — вопрос общенационального (читайте: интернационального) характера для России. “Наши противники,— говорил он на XIII съезде КПРФ,— прекрасно понимают, что освобождение русского народа из-под олигархического гнета будет означать освобождение всех народов России. Они понимают, что русский народ — это ядро уникальной многонациональной общности. Расколется это ядро, распадется и вся общность, исчезнет вся Россия”.

     Сказанная жесткая правда страшит русофобов. Уже более двадцати лет они методично бьют по русскому ядру и страшатся возмездия за содеянное зло. Потому и метят они в Зюганова. Не отстают от них и “друзья народа”: “Русский вопрос?! — да это же отступление от Маркса, от его классового подхода. Классовое несовместимо с национальным!” Что можно на это ответить?.. Разве что обратиться к “Манифесту Коммунистической партии”, в коем Марксом и Энгельсом сказано: “Пролетариат должен прежде всего завоевать политическое господство, подняться до положения национального класса, конституироваться как нация”. В английском издании “Манифеста” в 1888 году вместо слов “подняться до положения национального класса” напечатано: “подняться до положения ведущего класса нации”.

     Мало вам Маркса с Энгельсом — обратитесь к Ленину. В письме Инессе Арманд (1916 г.) он растолковывал диалектическую суть известного положения классиков: “В “Коммунистическом манифесте” сказано, что рабочие не имеют отечества. Справедливо”. Но: “Если брать первое положение (рабочие не имеют отечества) и забывать его связь со вторым (рабочие конституируются как класс национально, но не в том смысле, как буржуазия), то это будет архинеправильно”.

     Ленин часто оперировал выражениями: “русские рабочие”, “русские пролетарии”, “русские люди или крестьяне” и даже “русский революционный размах”, “русская революция”, “русские Советы”. Почему? Да потому, что это отвечало исторической реальности: русские рабочие составляли превалирующее большинство рабочего класса России, а русские крестьяне — большинство ее крестьянства. А кто, как не русские, составляет всё то же большинство пролетариев в нынешней России? Что, этого не знают и не понимают “друзья народа”? Трудно в это поверить.

     Капитал заинтересован в том, чтобы отделить классовое от национального, чтобы проводить политику по принципу “разделяй и властвуй”. Чтобы превратить национальное в свою собственность — в буржуазный национализм. Против него выступает Зюганов, за что и бьют по нему из всех антикоммунистических калибров.
 
"Побольше света! Пусть партия знает всё!" 
 
     Профессиональный антикоммунизм тем отличается от антикоммунизма примитивного, обывательского, патологического (Новодворская, Сванидзе, Жириновский), что он чаще всего скрыт, не бросается в глаза. Его вдохновители и организаторы находятся за кадром, провоцируя на действия против Компартии, либо ее сторонников, либо ее членов из числа обиженных (бывает незаслуженно), людей с обостренным самолюбием. Таковых оказалось немало в своё время среди пошедших за Семигиным — не все только из-за денег доверились политическому комбинатору. Ставка делается и на откровенных авантюристов, преисполненных всё тем же тщеславием. И отметим особо: расчет делается и на искренне заблуждающихся, поверивших ложным вождям, страдающим манией величия. 

     Но перейдем к делу, мало кому известному в КПРФ, хотя его устроители предпринимают лихорадочные усилия, чтобы оно стало широко известным. В феврале этого года по 5-му государственному каналу телевидения (!) выступил исключенный из партии Семён Борзенко — до недавнего времени член горкома Санкт-Петербургской организации КПРФ. Суть его выступления выражалась в призывных словах: “КПРФ — без Зюганова!” Через непродолжительное время он вновь появился на том же канале, сообщив широкой аудитории о появлении манифеста якобы коммунистов России, главная идея которого — созыв чрезвычайного съезда КПРФ. Манифест этот под названием “Наш манифест” размещен на анонимном (?!) сайте “Коммунисты Санкт-Петербурга” (КомПитер). Случайно ли такое внимание к новоявленному “левому” на государственном телеканале? Конечно же, не случайно, как не случаен и упомянутый “манифест”, явно претендующий на перекличку с “Манифестом Коммунистической партии”. Вот его начало: “Компартия Российской Федерации переживает самый тяжелый кризис в своей истории. Он гораздо глубже и сложнее, чем “семигинский откол”, чем отход от коммунистических идеалов г.г. Селезнёва, Рыбкина и им подобных. Нынешний кризис охватил не только руководящие органы партии, он достиг и партийных низов в целом ряде регионов страны”. 

     Полгода назад состоялся XIII съезд КПРФ (о нем в “манифесте” — ни слова). Ни в процессе подготовки к нему, ни на самом съезде никто не обмолвился о кризисе в партии — ни в одной первичной, ни в одной региональной организации. Ни в одной из них за прошедшие полгода вопрос о кризисном состоянии КПРФ не ставился. Что же явилось основанием для утверждения, будто бы кризис охватил не только руководство, но и партийные низы целого ряда регионов? Каких? — назовите. У всякого здравомыслящего возникают данные вопросы при чтении “манифеста”. Но ставить их не перед кем — “манифест” анонимен, авторы его неизвестны. Так, может, не стоит и внимания на него обращать, а обойти молчанием? Думается, что это будет неверно. И не только потому, что данное анонимное сочинение уже тиражируется и конспиративно распространяется по регионам в форме “Дискуссионного листка”, выдаваемого за информационно-аналитический бюллетень коммунистов России (опять же анонимного — не названы редакция, тираж). 

     Стоит внимательно отнестись к этому сочинению, так как оно служит свидетельством и хорошей иллюстрацией фабрикации и распространения антикоммунистических мифов. Первый из них — миф о кризисе в КПРФ. По утверждению анонимных манифестантов, причиной кризиса является то, что в КПРФ на протяжении всей ее истории якобы существовали два политических течения — пролетарское и мелкобуржуазное. Сейчас, говорится в “манифесте”, усилилась группа людей, являющихся идеологами мелкой буржуазии. Конечно же, во главе с Зюгановым, иначе бы не возглашалось: “КПРФ — без Зюганова!” 

     Складывается впечатление, что анонимных авторов мифического “манифеста” консультировали О.С. Шенин и В.А. Тюлькин, долгие годы порицающие КПРФ и ее лидера за их якобы мелкобуржуазность и всё грозящие повести за собой железные батальоны пролетариата, которых как не было, так и нет за ними — взвода не найдется. Вспомним, что, по Ленину, революционное фразерство, а им-то как раз и грешат манифестанты, есть признак мелкобуржуазной революционности. Но последуем далее за их мыслью. Они призывают партию вернуться на позиции творческого марксизма, для чего считают необходимым “обеспечить свободу дискуссий по идеологическим вопросам в центральной партийной печати”. 

     Как говорится в подобных случаях: господа хорошие, отчего же вы не высказали свое идеологическое кредо в свободной дискуссии по Программе партии, которая год (!) шла на страницах “Правды” и “Советской России”? Почему вам потребовалась дискуссия именно сейчас, в условиях кризиса, когда на первый план время выдвигает массово-политическую, агитационно-пропагандистскую, организационно-партийную работу? А не для того ли диссидентствующим манифестантам так желательна свобода идеологической дискуссии, чтобы подвергнуть ревизии единогласно принятую XIII съездом обновленную Программу КПРФ? Они обходят ее молчанием — отчего так? 

     Одно из краеугольных положений “манифеста” — обвинение руководства КПРФ в преимущественном использовании бюрократических методов управления. И как вывод: “Назрела демократизация партийной жизни, уход от политики бюрократического централизма”. Как это напоминает клишированное обвинение в партийном бюрократизме в годы горбачёвской перестройки! Тогда лозунг демократизации КПСС был самым хлестким в устах лицемерного генсека. Он бил им, как обухом топора, по неугодным ему и его инакомыслящей команде. Не для этого ли предлагается в анонимном “манифесте” “сформировать независимый от ЦК и ЦКРК партийный Суд чести, на котором бы рассматривались наиболее острые внутрипартийные конфликты”? Не для этого ли намерены манифестанты “значительно обновить состав ЦК, Президиума ЦК, ЦКРК”? 

     Изменения, которые они замыслили, по сути предполагают перекройку Устава КПРФ с выхолащиванием из него принципа демократического централизма (о нем ни слова в “манифесте”). Итак, не объявленное, но хорошо читаемое между строк изменение Программы, изменение Устава — всё это отвечает выдвинутому анонимами лозунгу борьбы за обновленную партию. Какую? Всё становится ясным в заключительной части их творения: “Для проведения подлинно коммунистической политики необходимо — будьте внимательны, читатель,— четко определить границы возможных компромиссов руководства КПРФ с олигархически-чиновничьим режимом в федеральном центре и регионах”. Вот так: с “пролетарским” замахом в начале и оппортунистическим ударом в конце. 

     Обычно в таком случае говорят: без комментариев. И всё же, вспомним, как поджигали КПСС с двух концов: с одного — “демократической” платформой (Лысенко), с другого — “марксистской” (Бузгалин). Нечто похожее мы видим в архир-революционном “манифесте”: мелкобуржуазный революционаризм, прикрываемый марксистской фразеологией, и уже не мелкобуржуазный, а буржуазный западноевропейский социал-демократизм (отсюда и декларирование компромисса коммунистов с олигархически-чиновничьим режимом). Одно маскирует другое. Единство левого и правого оппортунизма: ни войны, ни мира. В этом суть сочинения под названием “Наш манифест”. Он провоцирует раскол в партии. Манифестанты предпочитают действовать анонимно, конспиративно, за спиной партии. Было бы понятно, если бы они открыто вышли из КПРФ и решились на создание своей партии: вольному — воля. Нет, им нужно подорвать партию изнутри, расколоть ее в ответственнейший момент ее истории — в период всеобщего кризиса в России. Отвечает ли это логике профессионального антикоммунизма: разрушить КПРФ, чтобы разрушить Россию? Вопрос риторический. Надо об этом говорить, памятуя ленинское требование: “Побольше света! Пусть партия знает всё!” 

     Движущей силой антикоммунизма является олигархически-бюрократический капитал. Он представлен триединой “партией власти”: “Единая Россия” с ее буржуазным государственным патриотизмом; “Справедливая Россия”, пропагандирующая буржуазный социализм; и ЛДПР, прячущая за социальной демагогией буржуазный национализм. “Партии власти” противостоит КПРФ, объединяющая вокруг себя силы настоящего, в первую очередь советского, патриотизма. В данном противостоянии решается судьба России: быть ей или не быть. 

Юрий Белов
Член ЦК КПРФ.

 
« Пред.   След. »

ВКонтакте

Рейтинги

Статистика